October 9th, 2011

я

Последняя парочка Романовых как современные белозубые менеджеры

Изучаю тут яйца Фаберже. Которых, оказывается, было ну очень много, потому что еще Александр III дарил жене, а потом Николай II стал дарить жене и матери. Всего 54 романовских яйца, оказывается.

Шикарные вещи. Получала огромное наслаждение, пока не дошло до военных времен.

Тут стало ой как своеобразно. Очень хорошо видно по этим пасхальным дорогим сувенирчикам, как войну и свое место в войне представляли при дворе эти, кгхм, хозяева земли Русской.

Collapse )


На что-то, думаю, это очень похоже. А! Вот на что.

Collapse )
я

"Ночная стража", Пратчетт, официальный перевод

Воля ваша, но хорошо. Местами просто прекрасно. Дело даже не в том, что словлены фишки типа той, где Низз зовет Витинари Коновалом *кто не знает, что Витинари в английском Ветинари, а Ветинари - это пратчеттовский стеб над медиками Медичи, типа. ветеринары мы Хэвлоки, тот безнадежно отстал от русского пратчеттознания*. Я тащусь от ритма, в котором переведены диалоги.

Ну например.

"- Я бы хотел, чтобы ты осмотрел еще кое-кого, - сказал Ваймс.
- Почему меня это не удивляет?.. - вздохнул лекарь.
- У одного множественные колотые раны на ступнях, другой провалился сквозь крышу в сортир и подвернул ногу, а третий помер.
- Вряд ли я чем-то смогу помочь третьему, - сказал Газон. - Кстати, а как ты определил. что он помер? Понимаю, возможно, я еще пожалею о том, что спросил...
- Сломал шею, когда упал с крыши. А с крыши упал потому, что кто-то всадил ему арбалетный болт прямо в мозг.
- Ясно. Да, он действительно должен был помереть, если тебе интересно мое мнение как врача. Твоя работа?
- Нет!
- Понимаю, сержант, ты занятой человек. Повсюду даже тебе не успеть".

Это пять, конечно. Или вот песня новобранцев в самом начале:

"Громовой топот сообщил о том, что сержант Детрит привел последних новобранцев с утренней пробежки. До Ваймса донеслась песня, которой их обучил Детрит. Каким-то образом сразу становилось понятно, что сочинил ее именно тролль.
Песню глупую я петь!
Песню петь, нога бежать!
Почему я петь не знать!
У меня вообще со стихами фигово!
Труби труба! Раз! Два!
Труби труба! Много! Тьма!
Труби труба! Э...чо?"

Что до самого текста, то это, наверное, самая жесткая, горькая и пессимистичная книга Пратчетта из имеющихся на настоящий момент. И самая патетичная. И вообще блистательная. Ибо линейной логике везде противостоит нелинейная - квинтэссенция, пожалуй, в диалоге Карцера и Ваймса: "Чисто случайно все козыри на этот раз у меня". - "Чисто случайно я не играю в карты".

БравО.
я

Постскриптум

...а на обложке "Ночной стражи" еще и стеб на тему рембрандтовского "Ночного дозора".
Жизнь хороша. :)))