February 10th, 2013

я

Заметки на мартиновских полях. Джон Аррен как объект реконструкции (12).

45. Аррен как воспитатель.

Начнем с того, что в целом Роберт - разочарование Аррена. Буквально все хорошие задатки, все, что восторгало снисходительного дедушку в давние счастливые долинные годы, обращается сначала в пепел, потом в грязь, а далее совсем в отходы органики.

Причем Аррен прикован к Роберту и обречен за всем этим наблюдать.

Более того, в чем-то именно лорд Джон способствует окончательному освинячиванию Роберта. Ибо с концом войны приходит конец и воспитанию старшенького. Теперь Аррену типа некогда, он занят важными государственными делами. В то время как Роберт брошен в пучину бесплатных удовольствий, за которые исправно платят Аррен - и, не забудем, страна.

Нет, понятно, что поручить Р.Баратеону дело - значит завалить дело. Но без дела Р.Баратеон скользит по наклонной все быстрее.

Здесь, пожалуй, следует сказать пару слов на тему о том, до какого возраста следует воспитывать своих детей. Вопрос, разумеется, из разряда кухонно-философских и может быть обсуждаем до бесконечности. Но все-таки. Мы вообще зачем детей воспитываем? Чтобы нам было чем заняться или чтобы подготовить детей к самостоятельному существованию в суровых реалиях жизни? Это вообще скорее для нас или скорее для них? И по каким критериям следует оценивать работу родителей? Вот Кейтилин, Серсея и Лиза - то, что обывателями называется "хорошие матери", страстные, неравнодушные и охотно занимающиеся своими детьми. Только вот их любимцы получаются какие-то, простите за точность выражения, сильно недоделанные. Для себя-то дамы проводят время с толком и страстью. А как насчет пользы для отпрысков? Насколько приспособлены к реальной жизни Санса, Джоффри и, простите вестеросские боги, Робин?

То есть, конечно, у любого воспитателя, хоть семи пядей во лбу, случаются провалы. Вот хоть Нед, прекрасный отец, и Теон, а также то, что из него получилось. Но в таких случаях воспитатель должен осознать, проникнуться и заняться исправлением своей ошибки. Что мы ответственны за тех, кого приручили, широко известно благодаря Сент-Экзюпери. Что мы ответственны за тех, кого взялись воспитывать, как, впрочем, и за результат любой работы, нами на себя взваленной, говорят значительно реже.

Роберт - это педагогическая ошибка Аррена. И не надо считать, что Аррен плохой воспитатель, потому что Нед как раз у него вышел прекрасный (кроме самоуничижительных комплексов, но, как известно, у каждого свои недостатки). Но в вину лорду Джону можно и необходимо ставить то, что он, увидев свою ошибку, устранился и предоставил тому, что росло в Роберте, расти как заблагорассудится.

Ну и выросло то, что выросло. Вот был любимый, веселый, забалованный мальчик, а потом тинейджер, а потом молодой человек, которому все прощалось, ибо обаяшка, подлиза, забавник, рубака и здоровый крепкий парень. А что учится Роберт главным образом тому, как забавлять и обезоруживать окружающих, дабы они простили ему, Роберту, все, что вообще-то нехорошо, Аррен как-то просмотрел. Ибо комфортно и весело, ура, нам хорошо втроем, а мелкие недостатки мальчика - они же такие мелкие, на фоне семейных комфорта, хорошести и веселья.

Но тут, как помним, грянуло. И обнаружилось, что Роберт недалек, крайне эгоистичен, решительно не различает, где хорошо и где плохо, способен бурно ликовать над трупами маленьких детей, а также в принципе не умеет быть благодарным. Для начала хотя бы тому же Аррену, который ради Роберта пошел ой на многое.

Что делает Аррен со своей педагогической ошибкой?

Устраняется.

Да, человек, правящий государством, - это занятый человек, и ему очень некогда. И ситуации в Вестеросе без Роберта, конечно, куда лучше, чем с ним. Но деградация Роберта без Вестероса столь же безусловно усиливается.

Воспитуем ли Роберт? Глобально, конечно, вряд ли. Но что-то, кроме пьянок, траха и турниров, думается мне, можно и нужно было для него найти. И даже не из любви к самому Роберту. (Хотя, строго говоря, что же это за любовь, когда ребенок тебе нужен, только пока он тебе делает весело и комфортно?) А прежде всего потому, что для страны очень опасно, когда ее глава, пусть и формальный, есть всего лишь существо скучающее, гниющее и все более никчемное.

Но тут вот какое дело: воспитывать такое дерьмо, как Р.Баратеон после войны, можно уже только с применением ремня разного калибра.

В то время как Аррен резко не склонен к силовым решениям. Я бы сказала, что он от них, силовых решений, отчаянно уклоняется до последнего момента и даже некоторое время после.

Понимает он, кого воспитал? Конечно, он ведь умный человек. Не исключено, что в первые годы после войны он даже сколько-то пытался приобщить старшенького к работе. Там, где ответственность поменьше и последствия попроще. Но ведь Роберт к этому делу от природы не склонен, ибо глуп, не желает заставлять себя работать и так далее. Так что сначала его приходится тащить к работе, преодолевая рев, взбрыкивания и отнекивания, потом контролировать и подправлять весь процесс - и, наконец, исправив, доделав и переделав всю работу за него, выслушивать вой на тему, что он вообще не понимает, зачем над ним так издеваются, выдернув его зад из любимого кресла.

Процедура, безусловно, малоприятная. Но если пустить этого недоумка на самотек, он весь быстренько изойдет на лужицу понятно чего. Будучи при этом первым лицом государства.

Не говоря уж о том, что исправлять свои ошибки - обязанность каждого взрослого человека. Притом, что нежелание Аррена лишний раз заниматься старшеньким после Гавани и трупов детей совершенно понятно. Но взрослые люди обязаны уметь заставить себя делать то, что им неприятно и нежеланно. Если оно действительно нужно.

А заниматься воспитанием Роберта, вместо того чтобы, проумилявшись столько лет ахзабавным выходкам оного, бросать его вариться в собственной толстокожести, безусловно, нужно. Сколь бы ни была велики занятость Аррена и его ответственность перед руководимой страною.


Collapse )