Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Category:

Итальянская скульптура позднего дученто (6)



Отличие от северной готики сказывается здесь [в рельефах кафедры]особенно поучительно. Не круглая статуя, а рельеф составляет излюбленную форму итальянской пластики. Не скульптура на декоративной службе у архитектуры, как в северных готических соборах, а самостоятельный язык пластического повествования. На проблему многофигурной композиции, на проблему драматически насыщенного действия и устремлено внимание Николо Пизано.

Первый же рельеф цикла ("Благовещение" и "Рождество Христово" [а еще "Поклонение пастухов" в правом верхнем углу. Здесь три сцены, а не две] вплотную подводит нас к пластическим принципам Николо Пизано.

рельефы кафедры заключены в обрамление из красного камня как в раму. Пучки колонн по углам - явно готическая деталь

конечно, рельефы смотрятся много лучше не в свете вспышки, а при естественном освещении. Но, к сожалению, фотографий деталей в естественном освещении я не нашла

Особенно внимательно мастер изучал, по-видимому, те памятники позднеримского искусства, которые и теперь еще находятся на пизанском кладбище - вазу с вакхическим рельефом и т.н. "саркофаг Федры". Пизанский мастер очень много воспринял от античных подлинников: и технику с обильным применением бурава, и отдельные мотивы (так, например, позу Федры он почти целиком переносит на своего Иосифа, фигура Богоматери близко примыкает к изображениям умерших на этрусских саркофагах).

фигура Иосифа в левом нижнем углу рельефа

Богоматерь на ложе - действительно похоже на этрусские саркофаги

Поразительно, как органично вливается у Николо Пизано античное начало в традиционную христианскую иконографию: не только обнаженный Геркулес становится воплощением аллегории Силы, но и Мадонна напоминает величавую античную богиню. Еще более замечательно то, насколько глубоко Николо проникает в строй античного искусства, угадывая в античных образах высокое человеческое достоинство и истолковывая своих героев в духе несколько патриархальной, героической простоты. Монументальный размах обобщенной формы на рельефах Николо резко отступает от мелкоузорчатой поверхности романских и готических статуй. Хотя в некоторой упрощенности пластического языка проступают романские традиции, мастер стремится воскресить богатство и пластическую энергию языка античной скульптуры, возрождает античную технику обработки мрамора с применением буравчика и троянки, заменяет традиционный для италии низкий рельеф высоким. В изысканной законченности моделировки форм, в отточенной чистоте рисунка проступает отблеск художественного совершенства античности.

И тем не менее сразу бросается в глаза, что общая пластическая концепция Николо чужда духу античного рельефа. Свободному развертыванию античного рельефа в сторону, мимо зрителя, мастер противопоставляет чисто готический принцип наслоения композиции вверх, со стремлением заполнить фигурами каждый пустой уголок рельефа. Фигура Богоматери, например, повторяется два раза, и притом рядом, но в различном масштабе: типичный прием сукцессивного представления форм - Благовещение случилось ранее Рождества Христова и поэтому как бы отходит в прошлое, становится меньше.

две фигуры Богоматери. В сцене Благовещения слева между ангелом и Марией - фасад вполне романского и пизанского вида

Напоследок уже не по Випперу и Смирновой, как обычно, а по Гомбриху добавлю, что у Николо Пизано было отличное чувство реальности и не менее отличное чувство юмора. В правом нижнем углу рельефа - производительные средства пастухов, пришедших поклониться Младенцу в правом верхнем углу рельефа. Причем особенное удовольствие скульптор явно получает от того козлика, который голову копытом чешет.

весьма характерные зверюшки

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments