Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

Попытки разыскания по части генеалогии Неаполитанского Анжуйского дома

Общее впечатление: натуры буйные, не самые умные и крайне, крайне кровосмесительных наклонностей.
Осложняющий фактор: почти все мужики - Карлы, большая часть женщин - Марии.
Второй осложняющий фактор: не женщины, а крольчихи. Столько детей наплодить... и потом еще куда-нибудь пристроить...
Самый осложняющий фактор: жутко не люблю Анжуйских. Они всю южноитальянскую композитную антично-арабо-византийско-норманнскую культуру похерили...

Закономерный вопрос: а нафиг мне это? А потому, что разыскания в области скульптуры треченто завели мою придурочную голову в Неаполь, где Тино да Камаино наделал разных тамошних гробниц. А я в Неаполе не догадалась разобраться, кто кому из ху.

Итак. Когда Фридрих II умер, папа (принципиально не хочу помнить имя этого гада) стал активно выбивать Гогенштауфенов с юга Италии и для сей цели пригласил французов, а во главе оных - брата короля Людовика IX Святого (авторитетная личность) Карла Анжуйского. Карл был человек на редкость неприятный. И не только внешне. Как он обошелся с телом погибшего в битве Манфреда и как оное тело хоронили итальянцы - все подробно описано в хрониках. Правда, на Сицилии Карл процарствовал недолго, ибо сицилийцы устроили соответствующую вечерню и выбили французов нафиг. К ним, правда, тут же пришли испанцы-арагонцы, ибо на единственной дочери Манфреда Констанции был женат представитель арагонского королевского дома. Ну и ладно. А французам остался Неаполь.

У Карла I были сын и дочь. Сын Карл II король Неаполитанский женился хорошо - на Марии Венгерской, наследнице трона Венгрии. Что особенно интересно, тогда Венгрия была гораздо круче, чем какой-то там Неаполь. Так что старший сын Карла II и Марии Венгерской, Карл I Роберт или Карл I Мартелл, стал венгерским королем, а не сицилийско-неаполитанским.

Но кроме Карла Мартелла, Мария нарожала еще много-много сыновей и дочерей, и почти у всех было потомство, имевшее скверную привычку заключать близко родственные браки. Что кончилось плохо. А ведь какая здоровая была наследственность...

Второй сын Марии и Карла II был человек неагрессивный, разумный и набожный. Он отказался от трона в пользу горячего неаполитанского парня, третьего сына - который и стал Робертом I. А сын второй стал епископом Людовиком Тулузским и был признан истинно святым. Так явился в итальянском искусстве Св.Людовик Тулузский, которого рисовали много и с любовью.

Роберт решил поладить с сицилийскими арагонцами и женился на дочери Констанции и внучке Манфреда с красивым именем Иоланта. Однако сын его, Карл, герцог Калабрийский, умер раньше отца, и разразился кризис престолонаследия. У Карла было две жены, первая Екатерина Австрийская, вторая Мария Валуа, дочь брата короля Филиппа IV Красивого Карла Валуа (с этой семейки все и началось, потому что в Неаполе Тино да Камаино сделал им всем троим могилы - четвертая Мария Венгерская. Надо же было разобраться, кто под каким камнем зарыт). Так вот, единственный сын Карла умер в малолетстве, за год до отца, и осталось у Роберта только две внучки - Джованна и Мария.

На французских родственников с их салическим законом Анжу-Неаполитанские решили не глядеть, и Роберту I наследовала королева Джованна Первая.

Сестрички с браками оторвались по полной. Особенно Джованна. Первоначально она вышла замуж за своего троюродного брата Андрея Венгерского, внука Карла I Мартелла, младшего брата тогдашнего венгерского короля Людовика-Лайоша Великого. Андрей ей чем-то не потрафил, и она его, не долго думая, отравила. Лайош очень обиделся и пришел в Италию с войском разбираться. Джованна долго бегала от него, пытаясь отбиться с помощью кондотьеров, в конце концов папа их формально помирил, за что папство получило от Джованны в качестве сувенира на память город Авиньон. А Лайош Венгерский тоже получил свой неслабый откуп и примирился со смертью брата.

Тем не менее надо было бы иметь наследников, и Джованна выходит замуж второй раз. Опять за родственника. На сей раз за дядю. У Марии Венгерской было еще два сына - Иоанн герцог Дураццо и Филипп герцог Тарентский. Вот за дядю-сына герцога Тарентского Джованна и вышла. Как ни странно, но девочки от второго брака, как и сын от первого, долго не прожили. А потом скончался и второй муж горячей королевы.

В третий раз Джованна вышла за далекого родственника - возможно более далекого, ибо все они были где-то родственниками. А именно за Отто Брауншвейгского. То ли в генеалогии что-то напутано с датами, то ли и правда Джованне в момент третьего брака было уже сорок... В любом случае, двое деток от северянина опять же прожили не долго. И возник второй кризис престолонаследия, потому что надо же было кому-то отдавать трон.

Само собою, на очереди были наследнички Иоанна Дураццо и Филиппа Тарентского, которые шлялись по всей Италии и пытались перехватить у Джованны бразды правления. Еще был Людовик Анжуйский, из Франции, второй сын Иоанна II Доброго, который - видимо потому, что Добрый, старательно пристраивал всех сыновей. Так, младший получил Бургундию и стал основателем тамошней недолгой, но очень яркой династии. А Людовик Анжуйский был усыновлен Джованной Первой и объявлен наследником престола.

Однако не следует забывать, что в Италии, кроме Дураццо и Тарентских, была еще и Мария, младшая сестра Джованны, и с той же наследственностью. Мария вышла за ближайшего наследника по мужской линии, сына Иоанна герцога Дураццо, опять же за дядю. Да, это явно семейное. За родичей из двух линий, венгерской и тарентской, уже вышла Джованна... что оставалось Марии? Только Дураццо. Сыновья от брака не выжили, а вот две дочери очень даже. Одну, Джованну (по сестре назвала) выдали во Францию, где та и прижилась, опять же выходя то за одного, то за другого родственника. Вторая Маргарита осталась в Италии, и Анжу в собственных традициях кровосмешения начали организовывать от Маргариты наследника с безупречными правами на трон.

Муж Марии, сестры королевы, был старшим сыном герцога Дураццо, а у второго сына был сын, опять же Карл (как удивительно). Номинально этот Карл был наследником семьи по мужской линии. Вот за него и вышла Маргарита, даром что они были только по отцам двоюродные, а уж сколько там было перекрестов по другим линиям - пусть считают люди более опытные.

Политика разведения породистых наследников дала свои плоды, и Карл под именем Карла III вместе со своею Маргаритою-племянницей королевы наследовал Неаполь. После него остались двое детей: сын Ладислав и дочь Джованна.

Ладислав наследовал трон в 10 лет, а умер в неполных 24. Женился он, бедняга, трижды, и прошу заметить, что детей не было. Ни одного. Что он делал с женами и как именно их менял за это время, не знаю, но судя по всему, корень проблемы был не в женах. Кровосмешиваться надо было меньше. Так что наследовала ему сестра, ставшая в хороших традициях Анжу королевой Джованной Второй. И вот это как раз есть последняя Анжу на Неаполитанском троне.

Первый муж у Джованны был из Габсбургов. Видимо, дядей к тому моменту не осталось и поддержать семейные традиции было нечем. Но детей все равно не было. Тогда второго мужа взяли из Франции, из рода Бурбонов. Супруг был уже с гарантией производительный. От первой жены, внучки Иоанна II Доброго, между прочим, у него было трое детей.
Бесполезно. Джованна в принципе не рожала. Что и не удивительно.

Вокруг трона начались игры. В Неаполь хотели Валуа из Франции, которые наследники Людовика Анжуйского, усыновленного Джованной Первой. С другой стороны, в Неаполь перли фактические, а не номинальные, сицилийско-арагонские короли. Джоанна решила дожить комфортно и начала торговать своим усыновлением. То усыновляла арагонца, то отменяла сие и усыновляла внука Людовика Анжуйского, тоже Людовика, но номер три... короче, фарс фарсом.

В конце концов после Джованны трон получили испанцы. И хотя французы еще чего-то там несколько раз пытались отвоевать, ничего у них не вышло. Хотя сам титул остался, и добрый король Рене, известный в основном по опере Чайковского "Иоланта", не будучи королем, носил королевский титул. Говорят, когда ему сообщили, что он уже больше, вообще-то, и не король, он, любитель искусств и покровитель их же, не вымолвил ни слова сожаления и продолжил рисовать с натуры куропатку.

А что устроили в Неаполе испанцы - это отдельная история. Довольно жуткая.
Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments