Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Category:

Крестовые походы изнутри: иерусалимские короли

После смерти в 1174 году Амори I, того самого, при котором крестоносцы проявили себя в Египте во всей красе, в Иерусалиме разразился кризис наследования.

Кризис носил не совсем обычный характер. Дело даже не в том, что король имел двух жен, и обе были живы, а также детей от двух жен, - дело в принципе для средневековья житейское. Вон хоть того же Филиппа Августа вспомнить. Хотя история была действительно не слишком красивая. Агнесса Эдесская стала женой Амори, когда он еще не был королем, и не должен был, потому что правил его старший брат. Но брат умер бездетным, и Амори неожиданно унаследовал престол. На троне его хотели видеть далеко не все бароны, так что всплыла история о том, что Агнесса приходится Амори четвероюродной сестрой. Патриарх Иерусалимский объявил брак недействительным. Либо жена, либо трон, понял Амори. У кого-то есть сомнения, что он выбрал? Правда, изгнав Агнессу из дворца, он выговорил право считать своих детей от нее законными. Детей было двое - дочь Сибилла и сын Балдуин, будущий Балдуин IV.

Агнесса решила не комплексовать попусту и снова вышла замуж, кстати, пережив первого мужа.

От второй жены у Амори была дочь Изабелла, но ее в расчет не брали - при живом наследнике мужского пола. Наследник был увальнем, добродушного характера, но ленивым и не слишком умным. Сибилла была девушка недобрая и далеко не тихая. Она осталась во дворце при Амори и его второй жене (вероятно, это не слишком способствовало смягчению характера), а Балдуина отдали на воспитание графу Раймунду Триполийскому, второму из властителей государств крестоносцев (на тот момент Эдесского графства уже не существовало, так что государств осталось три - Иерусалимское королевство, где правили потомки лотарингских Бульонов, это название замка, а не блюдо; Антиохийское княжество, где обосновались потомки норманно-сицилийцев; и Триполийское графство, владение потомков Раймунда Тулузского).

Раймунд Триполийский был третим по порядковому номеру и из всех ближневосточных баронов, наверное, самый нормальный. Естественно, враги называли его трусом. Его отца в 1150 году убили в Триполи ассасины (Саладин не зря их не любил). Раймунд рос при регентстве матери. В 1165 году он попал в плен к уже знакомому Нур ад-Дину и провел восемь месяцев в тюрьме (уж не знаю, не познакомился ли он там с Юсуфом, будущим Саладином). Выкупил Раймунда король Амори, вообще ему доверявший настолько, что передал на воспитание наследника. В запутанном и нездоровом мире ближневосточной политики, формулирует Можейко, Раймунд был опытен, изощрен и непотопляем.

Дальше началась трагедия. В 1170 году, когда мальчику Балдуину было 9 лет, Раймунд обратил внимание, что воспитанник, играя с другими детьми, не реагирует на щипки и удары, с виду болезненные. Раймунд подозвал мальчика, взял иглу и уколол Балдуина в руку. Тот словно и не заметил. Раймунд понял, что у мальчика проказа. Вообще латинские пришельцы заболевали проказой нередко. Но эта болезнь, считавшаяся Божьей карой, принцев раньше не поражала.

Раймунд был не дурак и не фанатик и обратился даже к сарацинским врачам. Но и сарацины не помогли. Пятна проказы постепенно расползлись по всему телу Балдуина.

Когда мальчику было 13 лет, умер Амори. Раймунд, сломив сопротивление знати, не желавшей прокаженного короля, посадил воспитанника на иерусалимский престол, оставшись его главным советником. Раймунд, по-видимому, несколько перегнул палку с контролем за Балдуином. Впрочем, тот и сам был психически не слишком устойчив - трудно быть неизлечимо больным подростком, толстым, всегда густо напудренным и нарумяненным, чтобы скрыть пятна и язвы проказы, а также тяжелый запах пораженной пллоти. Балдуин IV возненавидел Раймунда, тем более, что магистр ордена тамплиеров и другие недруги графа Триполийского очень и очень поощряли стремление юного короля править самостоятельно. В какой-то момент Балдуин придрался к пустяку, вспылил и выгнал графа из Иерусалима.

Наследников у Балдуина не было и быть не могло. Умирать он, конечно, не собирался - в семнадцать лет трудно поверить в то, что ты долго не протянешь. Сибилла была выдана замуж за марграфа Вильгельма (Гульельмо, вообще-то он с севера Италии) Монферратского, но тот умер в 1177 году, оставив Сибиллу беременной. Сестра Балдуина родила мальчика, тоже Балдуина, и решила, что особенно плакать по мужу смысла нет, тем более, что она - выгодная невеста.

Роман она закрутила с только что прибывшим в Иерусалим с отрядом паломников Генрихом, герцогом Бургундским. Роман цвел, двор ударился в панику, Балдуин, совершенно не желавший, чтобы муж сестры в срочном порядке занял его трон, начал вместе с советниками искать для Сибиллы подходящего мужа, верного, чтобы звезд с небес не хватал, сила за ним не стояла и так далее.

Кандидатуру нашли в лице Гвидо (Ги) де Лузиньяна, молодого, холостого, симпатичного, по происхождению довольно знатного аквитанца, при этом в Иерусалиме поддержки у него не было никакой. Король, патриарх и магистр тамплиеров решили, что для Сибиллы он самый подходящий жених. Сибилла закатывала страшные сцены, но замуж ей в 1178 году пришлось все-таки выйти.

Для Балдуина IV все вроде бы складывалось неплохо. Саладин был разбит в 1177 году и уехал в Египет, оставив полководцев вести войну за себя. Лузиньян звезд с неба не хватал, но в заговоры не вмешивался и Балдуину был предан. Сибилла мужа страшно презирала, но ее заткнули. Младшую (сводную) сестру Изабеллу Балдуин пристроил за вялого Онфруа Торонского и занялся делами государственными.

Дела складывались не слишком удачно. В 1179 году Фарук-шах, один из полководцев Саладина, разбил армию Балдуина у замка Бельфорт. В 1180 году был захвачен остров Фуад. Потихоньку-полегоньку Саладин отвоевывал у государств крестоносцев территорию. К тому же в Святой земле два года подряд случался неурожай, а тамплиеры, всегда заботившиеся в первую очередь о денежных делах ордена, закупленное зерно через море везти не стали, а продали в Сицилии с большой для себя выгодой.

Балдуин в этой обстановке вел себя, надо сказать, очень достойно. В Иерусалиме был введен чрезвычайный налог для организации борьбы с сарацинами, в Европу отправились патриарх Ираклий и другие епископы - агитировать за новый крестовый поход. Сам Балдуин вновь и вновь собирал рыцарские отряды и отправлялся то в одно место своего королевства, то в другое, стараясь отогнать сарацин. С каждым днем это было все труднее. К двадцати годам Балдуин уже с трудом взбирался на коня. Он потерял почти все пальцы, и лицо его было страшно изуродовано.

В 1181 году король ослеп и больше не мог участвовать в походах. Он догнивал в своем дворце, но еще правил государством. Своим наследником он объявил сына Сибиллы Балдуина, которому было тогда три года, и назначил регентом при нем Ги де Лузиньяна.

В это время случился страшный скандал. Небольшая армия сарацин Саладина вторглась в Галилею и опустошила самые плодородные и экономически важные районы королевства. Было созвано всеобщее ополчение рыцарей и орденов - 1300 конных рыцарей, 20.000 пехотинцев (по меркам латинских государств крестоносцев, это очень много). Во главе армии слепой король поставил Ги де Лузиньяна, вероятно, помимо прочего желая укрепить авторитет будущего регента.

Лузиньян остановил армию в виду лагеря мусульман. Напрасно рыцари требовали немедленно ударить по врагу. Ги оттягивал начало сражения до тех пор, пока не стало поздно. Сарацины успели отступить.

Трудно сказать, чем руководствовался Лузиньян, но король пришел в ярость. Он лишил Ги регентства, объявил брак Сибиллы и Гвидо недействительным (круто, конечно) и приказал отобрать у Лузиньяна его города Аскалон и Яффу. Наконец, он потребовал у патриарха, чтобы над Лузиньяном был назначен суд как над предателем крестоносного дела.

Ги бежал в Аскалон, а король, несмотря на невероятные страдания, сам отправился во главе отряда рыцарей на побережье. Это была странная сцена: на большом коне очень грузный человек в белом плаще, с лицом, скрытым за белой чадрой, подъехал к городским воротам Аскалона и трижды ударил в них рукоятью меча. Хриплым, искаженным голосом (голосовые связки у двадцатиоднолетнего Балдуина тоже были повреждены) король вызвал Ги на суд. Лузиньян стоял на башне и смеялся.

Вернувшись в Иерусалим, король созвал баронов, но те советовали проявить умеренность: когда из Египта грозила опасность от Саладина, не время было осаждать собственный город Аскалон. Принято было решение призвать незаменимого Раймунда Триполийского и отдать ему на воспитание маленького наследника.

На некоторое время в Иерусалимском королевстве стало потише. Ги, засевший в Аскалоне, понемногу разбойничал, грабя купеческие караваны и арабские поселения на границе с Египтом. Балдуин умирал и умер в 1183 году, в общем равнодушно глядя на то, как вокруг него интригуют за престол. Победила партия Сибиллы, а точнее - Раймунда, который был назначен опекуном Балдуина V до его совершеннолетия. Сибилла, впрочем, не смирилась с тем, что не стала регентшей при сыне. Когда же в 1186 году восьмилетний Балдуин V умер (не везло Раймунду с воспитанниками), Сибилла предъявила права на трон и вспомнила, между прочим, о своем изгнанном муже. Кандидатуру Лузиньяна поддержали и те, кому насолил упорный Раймунд - в том числе магистры орденов. Лузиньян никого особо не беспокоил. Так что в 1186 году он был возвращен из Аскалона и сделался иерусалимским королем.

Остается выяснить, что делал в это время Саладин.

Тому было не так уж и до крестоносцев - своих одноверцев хватало. Он укреплялся в Сирии и в Месопотамии. В частности, в 1183 году Саладин вынудил владетеля Халеба обменять город на малозначный Синджар. А в 1186 году вассальную клятву Саладину принес атабек Мосула. Последние два независимых властителя Сирии были наконец подчинены. У Саладина, в общем, были развязаны руки для того, чтобы бороться с Иерусалимским королевством.

С другой стороны, Саладин был уже не молод - на исходе пятого десятка как-никак. Вполне вероятно, что он не стал бы предпринимать уж очень решительных действий, а в соответствии со своей натурой подкусывал латинских королей понемногу то с одного, то с другого боку. Был он человек разумный и не агрессивный. Так что в 1185 году к всеобщему удовлетворению было заключено двухлетнее перемирие, имевшее шанс продлиться и подольше.

Если бы не вмешался в эту невеселую историю один совершеннейший мерзавец.

ТВС
Tags: крестовые походы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments