Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Category:

Крестовые походы: начало конца. Хаттинская битва


Чем больше читаю, тем больше кажется, что все-таки Саладин честно давал иерусалимцам последний шанс как следует впаять Рено и продлить перемирие. Ну, насколько политики вообще могут быть честными. На Саладина, конечно, тоже сильно давили.

Но господа христиане, к сожалению, не вняли. И это было началом их конца.

Для начала Саладин весной 1187 года с неслабой армией вторгся на территорию Иерусалимского королевства и начал выживание христиан. Сельскую местность он опустошал, христиане бежали в переполненные города... где их в перспективе ждал, само собою, голод. Если только не привезут зерна из-за моря. Но тамплиеры, если вспомнить, уже один раз везли... и привезли на Сицилию, а Святая земля осталась голодной.

Все это хорошо согласуется с образом осторожного Саладина. Больших потерь армии он не хотел провоцировать, хотя от битв тоже не бегал. 1 мая 1187 года при Казаль Робере, возле Назарета на отряд под командованием одного из Саладиновых сыновей наткнулся отряд храмовников и иоаннитов. Рыцарей было 130 штук, во главе - великий магистр иоаннитов. Все до единого рыцари погибли в бою. Хотя вполне возможно, что кого-то добили после боя. Орденских рыцарей на Востоке не щадили.

В июне армия Саладина подошла к Тивериаде, столице Галилеи, и ее осадила. Тут уж все забыли про свои обиды и розни, и даже Раймунд Триполийский принес присягу Ги де Лузиньяну, приведя к нему свой отряд. Народу собралось много - 2000 конных рыцарей, 18 000 пехотинцев, несколько тысяч легких лучников. Короче, чуть ли не весь боеспособный контингент государств крестоносцев. Акцент делался на глобальную победу - "одна на всех, мы за ценой не постоим".

Не приехал только патриарх Ираклий (в войске много шутили о том, что он боится оставить любовницу одну). Но он прислал двух епископов и Святой Крест - для моральной поддержки выступающих.

Обороной Тивериады руководила, между прочим, женщина - жена Раймунда Триполийского Эшива де Буре. Раймунд был вторым ее мужем, и детей у них не было, а от первого брака у Эшивы было четверо сыновей и дочь. Все пасынки Раймунда были в этом походе при нем.

2 июля Эшива послала к мужу посыльного с просьбой о помощи. 3 июля, когда войско уже подходило к Тивериаде, стало известно, что город пал. Держалась только цитадель, где среди прочих укрылась семья Раймунда. Перед последним переходом бароны собрались на совет в шатре короля Ги. Раймунд заявил, что выступать к Тивериаде ни в коем случае не следует. "Табари [Тивериада] принадлежит мне, – сказал он, – так же, как и моя жена и мое состояние, и никто не потеряет столько, сколько я, если замок будет утрачен. Мною руководит не себялюбие. А если они захватят мою жену, моих людей и мое добро и если они разрушат мой город, я возвращу это себе обратно, когда смогу, и отстрою свой город, когда смогу, ибо предпочитаю скорее видеть разрушенным Табари, чем погибшей – всю землю". Раймунд говорил о том, что до самой Тивериады нет источников и местность открытая. Солнце будет печь неумолимо, и войско понесет огромные потери. Следует ожидать войско Саладина здесь, у Сафарийского источника, когда войско сарацин "не будет иметь ничего, дабы освежиться".

С Раймундом согласились и бароны, и госпитальеры. Но Жерар де Ридфор, великий магистр тамплиеров, насмехался над Раймундом, обвиняя его в трусости (следует отметить, что историки самих тамплиеров однозначно считают Ридфора одним из самых трусливых и никчемных руководителей ордена). В полночь, когда Лузиньян остался один в своем шатре, магистр ордена Храма проник к нему и воскликнул: "Сир, верите ли вы этому предателю, который дал вам подобный совет? Он вам его дал, чтобы вас опозорить. Ибо великий стыд и великие упреки падут на вас, если вы позволите в шести лье от себя захватить город... И знайте же, чтобы хорошенько уразуметь, что тамплиеры сбросят свои белые плащи и продадут, и заложат все, что у них есть, чтобы позор, которому нас подвергли сарацины, был отмщен. Подите же, – сказал он, – и велите крикнуть войску, чтобы все вооружались и становились каждый по своим отрядам и следовали за знаменем Святого Креста". (Мелвиль М. История ордена тамплиеров).

В переводе это означает, что Ги был ставленником тамплиеров, они поддерживали его деньгами, и этот поход тоже финансировался тамплиерами. Деньги, деньги... так что утром король Ги вышел из шатра в белом плаще с красным крестом тамплиеров, в шлеме, кольчуге и с мечом. Он приказал седлать коней и двигаться вперед. Храмовники сели на коней первыми, и войско, хотя и не без ропота, но двинулось вперед по сухой долине.

Войско двигалось тремя отрядами: авангардом командовал граф Раймунд, Ги возглавлял центр, в котором находился Святой Животворящий Крест Господен, под охраной епископов и тамплиеров, в том числе командора. Балеан д’Ибелин (о нем подробнее позже, он тоже того стоит) командовал арьергардом, в который входили тамплиеры и госпитальеры.

Расстояние от от Саферийских источников к Тивериадскому озеру было небольшим - двадцать километров, но армия тянулась пешим шагом. Жара была настолько невыносима, что войска не могли продвигаться вперед и дойти до воды. К полудню люди уже падали от тепловых ударов. Над долиной висела мелкая желтая пыль. Арьергард целый день терзали легкие отряды Саладина, так что Ибелин потерял много пехотинцев и даже рыцарей в этих коротких стычках. К вечеру Ги послал к Раймунду спросить его совета, как поступить (земли-то были Раймунда), и получил ответ, что лучше всего будет поставить палатки и разбить лагерь в селении Марескальция, где, кажется, была вода. Но, как и предсказывал заранее раймунд, единственный источник Марескальции был невелик, и не удалось даже толком напоить коней.

Когда стемнело, возле лагеря поймали нищую старуху. Кто-то крикнул, что это мусульманская колдунья, которая хочет навести на крестоносцев порчу. Тут же из взятых с собой дров сложили костер и сожгли старуху заживо. Толпа все-таки страшная штука... С ближайшего холма Саладин наблюдал за рыцарским лагерем и не мог понять, зачем христианам понадобился такой большой костер.

Утром 4 июля произошла еще одна стычка: Раймунд требовал отступить, а Жерар де Ридфор ему возражал. "Я вижу волчью шкуру", - презрительно бросил он Раймунду, намекая на его двуличие. Магистр и Рено де Шатийон (само собою, без него не обошлось) призывали короля атаковать армию Саладина. В то же время от предложения атаковать Саладина внезапно король отказался. Армия направилась к Хаттинскому ручью, который был в 5 км от лагеря, в обычном боевом порядке. По периметру была пехота, а внутри располагалась кавалерия, готовая атаковать из глубины каре. Авангардом по-прежнему командовал Раймунд, арьергардом - Ибелин.

К полудню армии сошлись у деревни Лубил. Было еще жарче, чем накануне. Основной задачей мусульман было не допустить христиан к воде - ни к роднику в Хаттине, ни к Галилейскому озеру. Отряд Таки ал Дина расположился перекрыл крестоносцам дорогу к источнику в деревне Хаттин; отряд под непосредственным командованием Саладина удерживал холмы вокруг Лубии, преградив путь к Галилейскому озеру. Армия Саладина насчитывала 60 тысяч воинов (из них 12 000 профессиональной кавалерии). Пало много лошадей, рыцари бились вяло (надо думать, в доспехах было совершенно невыносимо), пехота отстала, и хотя тамплиеры гнали лучников вперед как стадо баранов, прорвать строй сарацин не удалось.

Ги разыскал Раймунда Триполийского. Плащ того был разорван копьем. Раймунд шатался от усталости. Ги спросил, что делать дальше - великому магистру тамплиеров он больше не верил. Раймунд ответил, что единственная надежда спастись - это отступать в надежде на то, что Саладин прикажет не преследовать крестоносцев. Ги приказал трубить отход.

Поредевшее войско отошло на большой отлогий холм, где стояла деревня Хаттин. Воды не было. Колодец в деревне опустошили до дна. Те, кому не досталось воды, сосали влажный песок.

Сарацины были так близко, что были слышны их голоса.

ТВС
Tags: крестовые походы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments