Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Category:

Ох, нравится мне Ошо...

Наркотики, как мескалин и ЛСД, могут только породить иллюзию
внутреннего здоровья, но не могут его создать. Мы не можем достичь
глубочайшего внутреннего центра никакими химическими средствами. Чем глубже мы
идем вовнутрь, тем меньше действие химических веществ. Чем глубже мы идем
внутрь человека, тем меньше смысла в физическом и материалистическом подходе.

Смысл приобретает не-материалистический, или, можно сказать, духовный подход.
Но пока это не было достигнуто из-за некоторых предрассудков. Интересно, что
профессия врача - одна из двух или трех наиболее ортодоксальных профессий в
мире. Профессора и врачи возглавляют список самых ортодоксальных людей. Им
нелегко расставаться с устаревшими идеями. И тому есть причина, возможно,
вполне естественная причина. Если профессора и врачи откажутся от устаревших
идей, станут более гибкими, то тогда им будет трудно учить детей. Если факты
точно зафиксированы, тогда они могут успешно учить детей. Идеи должны быть
определенными, устоявшимися, а не сомнительными и постоянно меняющимися -
тогда они смогут с уверенностью рассказывать о них детям.

Даже преступнику не требуется столько уверенности в себе, сколько нужно
профессору. Он должен быть уверен в том, что-то, о чем он рассказывает,
абсолютно правильно, а тот, кому требуется такой вид уверенности в правоте
своей профессии, становится ортодоксальным. Учителя становятся
ортодоксальными. И это приносит много вреда, потому что во всех смыслах
образование должно быть наименее ортодоксальным, иначе на пути прогресса
появятся препятствия. Вот почему, как правило, учителя не становятся
изобретателями. В университетах так много профессоров, но изобретения и
открытия делаются людьми, не принадлежащими к университетам. Более семидесяти
процентов лауреатов Нобелевской премии не являются сотрудниками университетов.

Другой профессией, полной ортодоксальности, является профессия врача. И в этом
случае тоже есть профессиональная причина. Врачи должны быстро принимать
решения. Если они начнут предаваться глубокомысленным размышлениям, в то время
как больной уже находится на смертном одре, то останутся только идеи, пациент
умрет. Если доктор совершенно не ортодоксален, свободен от предрассудков,
придерживается новых теорий и каждый раз проводит новые эксперименты, то это
тоже опасно. Решения он должен принимать мгновенно, а все те, кто должен
принимать решения мгновенно, полагаются, в основном, на свои приобретенные в
прошлом знания. И они не хотят совершить ошибку из-за новых идей.
Эти люди, которые каждый день принимают мгновенные решения, должны полагаться
на знания, приобретенные, ранее, и поэтому профессиональная медицина лет на
тридцать отстает от экспериментальной. В результате многие больные умирают
напрасно, потому что, то что сегодня уже должно быть прекращено, в
действительности еще практикуется. Но это профессиональная опасность. Многие
концепции врачей в глубине очень фундаменталистские. Одна из них состоит в
том, что они верят в медицину больше, чем в самого человека, - химическим
препаратам доверяют больше, чем сознанию. Химии придают больше значения, чем
сознанию. Самый опасный результат такого отношения в том, что, пока больше
значения будет придаваться химии, с сознанием не будет проведено никаких
экспериментов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments