Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

О восстановлении Ораниенбаума: так, без эмоций, просто подборочка

28.04.2003
Заповедник для торпед


Две трети практически разрушенного заповедника "Ораниенбаум" занимает НИИ "Мортеплотехника", в котором была создана злополучная торпеда, взорвавшая "Курск". Заповедник сейчас реставрируется, но куда девать торпеды?


Уникальный, подлинный, сохранившийся с XVIII века Ораниенбаумский заповедник много лет не охраняли, практически не реставрировали и финансировали более чем скромно. Накануне 300-летия Петербурга средства были найдены даже на срочное возведение забора вдоль Волхонского шоссе, который должен скрыть запущенные дачные участки от глаз высоких гостей, а до проблем разрушающегося дворцово-паркового ансамбля дела нет никому.

...В 2002 году через музеи Ораниенбаума прошло 80 тыс. посетителей, а работает в них 182 человека. Общее состояние заповедника оценивается, по словам директора ГМЗ "Ораниенбаум" Виктора Грибанова, как "глубокий кризис во всех областях, начиная с кадров".

...Один из самых больных вопросов заповедника - Большой Меншиковский дворец. Здесь был и госпиталь, и техникум, а в 1948 году обосновались военные ведомства, что нанесло сокрушительный удар по памятнику архитектуры. Тогда, по постановлению правительства СССР, в городе Ломоносове, а фактически на территории нынешнего заповедника, был создан специализированный центр по разработке дальноходных торпед и до 1991 г. это предприятие входило в состав НПО "Уран" Минсудпрома как филиал ЦНИИ "Гидроприбор". 45 лет назад в Правительстве СССР был поставлен вопрос об освобождении дворца. 20 лет назад вышло постановление об образовании заповедника "Ораниенбаум". Однако центральный корпус Меншиковского дворца передали заповеднику только в 1996 году.

Тем временем отпочковавшееся от освободившего-таки дворец "Гидроприбора" НИИ "Мортеплотехника" (государственное унитарное коммерческое предприятие, изготовляющее торпеды) назвало себя наследником первого и на основании сталинского еще распоряжения до сих пор владеет 9 га территории и 2/3 Меньшиковского дворца. Заметим - не арендует, а занимает на правах собственности, - аренда здесь стоит 26 долларов за квадратный метр в год. В начале 1990-х годов для НИИ было построено здание в нескольких километрах от заповедника, предприятие начало туда переезжать, да так и не переехало. "Торпеда, из-за которой взорвался "Курск", изготовлена в этом НИИ", - говорит Виктор Грибанов.

В музее невозможно заменить электропроводку, отопление, сделать гидроизоляцию: это следует производить во всем дворце одновременно, ведь коммуникации единые, - а он на две трети принадлежит НИИ "Мортеплотехника". По этой же причине нет пока и общего проекта реставрации - проводится только консервационно-реставрационный ремонт.

Холм, на котором стоит дворец, разрушается. 3 года назад Госстрой начал работы по его укреплению - без архитектурного проекта, без мониторинга движения холма и фундамента дворца. Пока туда вбивали 550 свай, осыпалась облицовка. Водоотведение предварительно не проводилось, в результате образовалась "плотина" - под дворцом скапливается вода. С другой стороны, этот холм в первой половине XIX века уже был укреплен каменными арочными террасами, которые являются памятником инженерной мысли. "Вначале следовало открыть их, вычистить, высушить, а потом - если это вообще необходимо - забивать сваи, но Госстрою, очевидно, требовалось срочно освоить деньги", - считает Виктор Грибанов. На террасы было израсходовано 20 млн. рублей. В декабре 2002 года Госстрой закончил и укрепление фундамента: ночью при - 25 градусах при свете прожекторов и тепле от костров положили бетон.

С другими дворцами дела обстоят не лучше. В Картинном доме в советское время обосновалась школа, которая затем сгорела. "Когда что-то приходит в руинированное состояние, - усмехается Виктор Грибанов, - это отдают культуре". К реставрации приступили в 1976 году. После начала реставрации ценные дубовые доски для пола и мрамор исчезли, снято более половины медной крыши. На этом реставрация закончилась. Иконостас церкви св. Пантелеймона был так же великолепен, как в Петропавловской крепости. Во время войны из соображений безопасности иконостас вывезли в Петергоф, где он и погиб. В Каменном зале не сделали отопление, водопровод, канализацию, вентиляцию, зато "воссоздали" интерьер "как во времена Растрелли". Павильон Катальная горка - подлинник XVIII века с полами из искусственного мрамора работы итальянских мастеров. Мраморный пол не тронула война, - он был разбит 5 лет назад рабочими, которые меняли окна.

Все инженерные коммуникации в заповеднике имеют возраст около 50 лет. Здесь нет канализации - только выгребные ямы. Нет системы пожарной безопасности, освещения, охраны. 120 пихт болеет. Парку нужна гидромелиорация, так как он заболачивается. Вход со стороны города открыт, и летом здесь жарят шашлыки, жгут костры и играют в футбол. Скамейки практически отсутствуют. Урны утоплены в пруду. По заповеднику все лето ходят дачники.

Что же произошло? Очевидно, деньги в первую очередь выделялись на разрушенные войной объекты, которые приходилось восстанавливать из руин, а сохранившийся Ораниенбаум забыли, и он развалился сам по себе. На полную реставрацию заповедника требуется 150 млн. рублей, дворца Петра III - 15 млн. рублей, Китайского дворца Екатерины II - 60 млн. рублей. Чтобы привести в порядок только 1 га территории, нужно 2 млн. рублей.


19.07.2004 На грефских развалинах

Российские власти активно взялись за восстановление заповедника «Ораниенбаум». Но нет уверенности, что на месте уникального музея не соорудят очередной новодел/


Вокруг пруда – большой огороженный сеткой участок. Рядом стоит охранник и меланхолически взирает на воду. Почти возле его ног плавает пара белых лебедей, а на берегу чистит перья недавно завезенное в Ораниенбаум семейство канадских гусей. Сетку буквально облепили посетители, и если бы не охрана, еще неизвестно, кто бы тут плавал и чистил перья. Стражи порядка стоят и у загона для маралов, а за дважды огороженным павильоном с белыми царскими павлинами, расположенным во дворе Кавалерского корпуса, наблюдают все его сотрудники. Такие меры предосторожности – вынужденная необходимость: только в 2000–2001 годах жители Ораниенбаума больше десяти раз ломали ограду парка, двери и окна дворцов. А сколько раз здесь рубили деревья, забрасывали камнями мраморные и бронзовые скульптуры, снимали медные кровли – таким случаям давно уже несть числа. Еще бы! Ограда заповедника больше напоминает дырявое решето, чем ограждение, – в ней 14 ворот и 16 калиток! Проходной двор, а не музей-заповедник, охраняемый государством.

Впрочем, весь дворцово-парковый ансамбль объявили государственным музеем-заповедником лишь 20 лет назад. И убедить обитателей города и власти, что место это уникально, равного ему в России, а может, и в Европе не осталось, за такой короткий срок, похоже, не удалось.

Реальные перемены начались здесь примерно два года назад с приходом очередного директора. Им стал Виктор Грибанов – музейщик, а не шахтер, военный или чиновник без места, которые прежде с калейдоскопической быстротой сменяли друг друга на этом посту. Директор сразу же укрепил ограду, закрыв большую часть ворот и калиток. По его инициативе был наконец-то создан информационно-научный отдел с библиотекой и архивом, который собирает всю документацию, связанную с историей музея. При нем в парке появились олени, павлины и лебеди, началась плановая посадка деревьев. Главное, что в музее стали проходить серьезные научные конференции, приезжать ученые со всего мира. Из медвежьего угла «Ораниенбаум» превращался в музей мирового значения. Параллельно началась работа по подготовке музея-заповедника к реставрации: было создано специальное предприятие – ФГУ «Северо-Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ».

– С одной стороны, аутентичность, с другой – разруха и жизненная необходимость реставрации, – говорит Ирина Зотова, заместитель директора по науке. – «Ораниенбаум» – единственный подлинный музейный ансамбль ХVIII века, но эта подлинность почти в руинах. Как сохранить то, что еще есть, по какому пути пойдут работы – реставрация или консервация?

Отдельная проблема – реставрация всей территории. Нужны не только срочная мелиорация и восстановление нормального водооттока (из-за нарушенного движения воды начинает проседать фундамент Меншиковского дворца), срочно требуется провести топографо-геодезические исследования. Потому что с военных времен никто так и не знает, что находится в земле: неразорвавшиеся бомбы и снаряды, а может, закопанные там в первые дни войны статуи из парка? Неизвестно, сколько и где их было зарыто. Требуют очистки от ила, углубления и укрепления берегов все 13 водоемов парка. Неизвестно даже, какую территорию будет окончательно занимать этот парк: официально сейчас у музея 162 гектара, первоначально у «Ораниенбаума» было 700 гектаров, а изыскательские работы уже ведутся на 362.

– С нашей точки зрения, самый главный вопрос, как будет в дальнейшем использоваться эта территория и постройки? – говорит Евгений Козуб, руководитель проекта воссоздания ФГУ «Северо-Западная дирекция». – От этого зависит, что и как нужно делать. Уже понятно, что Китайский дворец и Катальная горка, в которой сохранились подлинные мраморные и паркетные полы, подлежат исключительно консервации. А как быть с остальными постройками? Внутренняя реставрация – самая сложная задача: у большинства зданий заповедника Комитет по охране и использованию памятников истории и культуры охраняет только фасады и кровли. А что будет внутри – новодел или реконструкция?

Сейчас ударными темпами готовится полный пакет проектно-сметной документации: генеральный план должен быть составлен к концу этого года. Полным ходом идут геодезические изыскания. Но какая действительно судьба уготована «Ораниенбауму», так пока и неизвестно.

Об этом в музее говорят уже с зимы, когда в Ораниенбаум неожиданно для всех приехал Владимир Кожин, управляющий делами администрации президента.

– Когда мы его увидели, то буквально похолодели, – рассказывает Ирина Цаповецкая, заместитель директора по экскурсионной и массовой работе. – Неужели здесь будет очередная резиденция?

Конечно, Константиновский дворец – резиденцию президента в Стрельне – подняли из руин, при этом превратив его в общедоступный музей. Но не надо забывать, что дворец, о реставрации которого в фантастически короткие сроки торжественно отрапортовали в преддверии 300-летия города, представляет собой на самом деле скороспелый новодел. А посещение его туристами возможно только в отсутствие президента и строго по предварительной договоренности.

Призрак президента появился и в Ораниенбауме. Дней за десять до встречи в Смольном был стремительно снят со своего поста Виктор Грибанов, а на его место назначен бывший чиновник Комитета по культуре, ранее не замеченный ни в музейном деле, ни в научной работе – Николай Конотовский. Кстати, одним из первых своих распоряжений он отменил назначенную на июль научную конференцию – под предлогом, что не до науки, когда начинается реставрация. Еще раньше было практически решено, что пока числящийся на городском балансе «Ораниенбаум» и «федеральный» Петергоф снова объединят под руководством нынешнего директора Петергофа Вадима Знаменова. Таким образом, решать судьбу «Ораниенбаума» теперь станут в Кремле.

Так что судьба уникального памятника истории и культуры зависит от того, долетит ли до него державный орел.


09.08.2005
Кто затопил Китайский дворец?


Федеральные власти взяли под контроль реставрационные работы в Ораниенбауме


Самое странное, что, строго говоря, выделение денег из федерального бюджета — дело незаконное. Памятник находится в городском подчинении, так что финансировать его должен сам Петербург. И долгое время так и было, пока здесь не наступила полная разруха. Дело уже даже не в жалких облупленных фасадах, не в зарослях сорняков на парковых лужайках. Время, отсутствие достаточного финансирования и вульгарная халатность позволили развалиться и сгнить жизненно важным инженерным системам: гидроизоляции и дренажу. Часть Большого Меншиковского дворца занимает режимное предприятие ВПК, которое долгие годы проводит во дворце испытания оборонного характера, связанные с вибрацией и влажностью в стенах исторического здания. Ученые-"оборонщики" и рады бы покинуть не предназначенные для их занятий площади, да ехать пока некуда.

Подступаться к реставрации Ораниенбаума город пытался не раз. В 1986 году даже был разработан проект. Но руки так и не дошли. Уж очень велик объем работ... и капитальных вложений — не потянуть. Городской комитет по культуре, комитет по охране памятников также нередко выражали недовольство руководством музея-заповедника: слишком часто менялись здесь директора. Некоторые из них уходили отнюдь не мирным путем. Не потянуть восстановление жемчужины мировой дворцово-парковой архитектуры Санкт-Петербургу и сейчас. Именно поэтому федеральная власть взяла на себя финансирование регионального объекта.
Сейчас обсуждается идея перевода комплекса в полном объеме в федеральное ведение. Предполагается, что музей-заповедник Ораниенбаум будет организационно «слит» с ГМЗ «Петергоф». Однако в Северо-Западной дирекции реконструкции и реставрации его не опровергают и не подтверждают. Но именно о концепции дальнейшего существования памятника, в том числе о его подчинении, шла речь во время посещения Ораниенбаума Михаилом Швыдким в конце июля.

Между тем реставрационные работы в Ораниенбауме начались... со скандала. Один из телевизионных каналов поведал, что как только представители реставрационной фирмы начали обследование кровли Китайского дворца, в зал, украшенный бесценным стеклярусом, хлынули потоки воды. Телевизионная камера зафиксировала протечки на потолке, показала встревоженные лица хранителей музея. С экранов телевизора звучали речи, обличающие неумение и плохую организацию реставрационных работ. Говорилось также, что сотрудники музея практически отлучены от всех решений по реставрации.

Однако уже через день исполняющий обязанности директора музея-заповедника Александр Зябрин в разговоре с корреспондентом «РГ» опроверг подобные утверждения:

- Этот инцидент считаю результатом излишней эмоциональности наших сотрудников. Да, специалисты-реставраторы инспектировали кровлю Китайского дворца. Однако она находится в таком ветхом состоянии, что очень трудно сказать, что именно стало причиной протечки. Дворец заливало и до того, хотя и поменьше. Эмоциональный взрыв вызван был, по моему мнению, некоторой напряженностью, которая ощущается сейчас в нашем коллективе. Предстоящая реорганизация, слухи об объединении с Петергофом заставили нас задуматься о судьбе богатейших фондов дворцов Ораниенбаума. У многих наших научных работников есть опасение, что бесценные коллекции могут быть безвозвратно перенесены в Петродворец.
А правда сегодняшнего дня состоит в том, что сейчас в Ораниенбауме разворачиваются масштабные работы по реконструкции. Никогда еще наш музей-заповедник не был в центре такого пристального организационного и финансового внимания федерального центра. Первый объект — павильон Катальная горка — уже практически готов. Мы не будем снимать с него тепловое покрытие до весны 2006 года, чтобы краски и строительные смеси успели устояться, не сразу встретили нашу сырую и холодную зиму.
Идут работы по укреплению фундамента Большого Меншиковского дворца. Разворачивают свою деятельность проектные организации, которые выиграли в конкурсе. Кстати говоря, наши специалисты входили во все конкурсные комиссии, знакомы с предложениями и условиями. Так что говорить о том, что нас лишили права голоса, я бы не стал.



16.09.2005
КГИОП попросил музейщиков не мешать восстановлению ГМЗ «Ораниенбаум».


Специалистов Комитета по государственному использованию и охране памятников удивило заявление музейщиков о том, что якобы из-за начала реставрации протекла кровля в Китайском дворце.


В пресс-релизе, который распространил КГИОП, подчеркивается: « По вопросу протечки кровли и намокания отделки Стеклярусного кабинета Китайского дворца необходимо сообщить, что они случались неоднократно за последние пять лет, что вызвано аварийным состоянием крыши, конструктивными особенностями кровли и эксплуатации чердачных помещений с применением корыт, поддонов и других подручных средств, используемых сотрудниками музея-заповедника при протечках кровли в период дождей. Летом 2003 года ГМЗ «Ораниенбаум», выступая Заказчиком, проводил выборочный ремонт кровли Китайского дворца. Однако некачественно выполненные работы не устранили аварийность. КГИОП неоднократно указывал на необходимость проведения ремонта кровли на данных участках до начала комплексных реставрационных работ по крыше и фундаментам, развернутых в настоящее время». Обвинение подрядчиков в том, что они разбили вазу, в КГИОПе тоже считают необоснованным: «Трудно говорить о непосредственном виновнике данного инцидента, так как материал вазы (мрамор) в данном месте до такой степени деструктирован, что отслоившийся фрагмент мог отойти от «тулова» в любой момент, даже без механических контактов. Что было очевидно при осмотре скола и подтверждено результатами проведенной экспертизы». Вера Дементьева добавила, что вазу, которая находилась в таком плачевном состоянии музейные сотрудники уже давно должны были убрать с улицы.




20.09.2005
"Ораниенбаум" останется музеем


От планов передачи комплекса Управлению делами Президента РФ решено отказаться. Уже сейчас известно, что после окончания всех работ бывшая царская резиденция сохранит музейный статус.


Летом прошлого года Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом выпустило распоряжение 184-р о присоединении музея к ФГУП "Государственный комплекс "Дворец конгрессов", однако скандальный документ не получил хода. Между тем слияние двух музеев - "Ораниенбаума" и "Петергофа" вопрос решенный.

"Принципиальное решение о присоединении "Ораниенбаума" к ГМЗ "Петергоф" уже принято на федеральном уровне, - сообщила преседатель КГИОП Вера Дементьева, - сейчас идет процедура оформления документов. Как долго она продлится, сейчас сказать трудно". Примечательно, что как только появилась информация о возможном создании еще одной резиденции президента в Ораниенбауме, у объекта сменился начальник - директором музея стал Николай Конотовский. Когда от этих планов отказались, он оставил свой пост. Сейчас учреждение возглавляет Александр Зябрин.

В 2005 г. на реставрацию трех объектов Большого Меньшиковского дворца, павильона Катальной горки и Китайского дворца из федерального бюджета выделено 174 млн рублей.

Фонд поддержки восстановления и развития ГМЗ "Ораниенбаум", созданный по инициативе губернатора Петербурга Валентины Матвиенко в 2004 г., смог собрать 70 млн рублей. Большую часть этих средств перечислили ООО "Национальная Контейнерная Компания" и ОАО "Уралкалий", которые выступают учредителями фонда. Известно, что один из членов попечительского совета министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф пожертвовал в фонд свою месячную зарплату. О величине взносов других попечителей (среди них генеральный директор ОАО "Совкомфлот" Сергей Франк) не сообщается.

На эти деньги подготовлена проектно-сметная документация на гидроизоляцию и усиление фундаментов, реставрацию террас и крылец дворца, а также крыши и чердачного перекрытия здания. Кроме того, до конца года планируются работы по мелиорации парка.

Реставрацию павильона Катальная горка завершат к 27 мая 2006 г. Такое решение было принято на совещании в дирекции ГМЗ "Ораниенбаум" под руководством Веры Дементьевой. Основные работы, за исключением чистовой покраски стен, как и планировалось, будут выполнены к 1 января 2006 г. Дело в том, что отделку нежелательно проводить при низкой температуре (меньше +8оС), так как это существенно сказывается на качестве. Поэтому финальную часть решено отложить работ до весны.

8 млрд рублей - общая стоимость реставрационных работ в Ораниенбауме

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments