Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Орешек, он же Шлиссельбург (2)

Из сидевших здесь самыми безвинными были двое. Первая - Евдокия Лопухина, первая жена Петра, которую посадил сюда, между прочим, не сам Петр, а вступившая за ним на престол Екатерина I, его жена вторая; правда, в этой истории более-менее приличный конец, ибо Петр II, внук Петра I, занявший престол за Екатериной, вызволил бабку и поселил ее в Москве, в Новодевичьем, в возможно более роскошных условиях.

Жизнь второго узника была беспросветно страшной с начала до конца. Это Иоанн Антонович, император-младенец, проведший в тюрьмах всю свою жизнь - кроме нескольких месяцев после рождения. Он был заключен с родителями - но изолирован от них - в Холмогорах, а в 16 лет перевезен сюда, и в 24 здесь же убит своими стражниками. Приказ был таков: если попытаются освободить, убить, но не отдавать. Вот когда Мирович попытался освободить, и убили. Возможно, попытка Мировича - провокация. Вполне возможно. Но точно мы никогда не узнаем. Так что имеем что имеем, и того достаточно, чтобы мороз по коже подрал. Особенно жутко, что убивали несчастного не профессионалы. Стражники, они ж не палачи. Так что на теле Ивана насчитали 8 штыковых ран...

Сидели Евдокия и потом Иоанн Антонович в бывших солдатских казармах, построенных при Петре. Сейчас они в развалинах, и туристов вежливо просят туда не соваться - обвалится на голову за милу душу. Это была первая тюрьма в Шлиссельбургской крепости.

Вот они, казармы - большие и несуразные кирпичные разбитости вдоль крепостной стены.



Следующие тюрьмы строили, как будто нарочно, по часовой стрелке. Сначала оборудовали в цитадели, прямо внутри, Секретный дом, тюрьму номер два. Первый чеченский военнопленный, взятый в конце 18 века, сидел именно там, погиб при попытке к бегству. Кстати, из Шлиссельбурга, как и из Петропавловки, за всю историю крепости никто и никогда не сбежал - и не потому, что желающих не было.

Новиков сидел, просветитель. Народовольцы сидели. Политические, в общем.

Вот он снаружи, длинный серый Секретный дом.



А в узком дворе цитадели прямо рядом с Секретным домом казнили. Обычно через повешение. Иногда расстреливали. В частности, здесь повесили Александра Ульянова, мемориальную доску которого до сих пор можно видеть. Где-то здесь, на территории, и похоронили. Где - никто не знает. Места захоронения казненных у нас были государственной тайной. Между прочим, Ленин сюда никогда не приезжал. Наверное, был очень занят государственными делами...

На месте казней один из политзаключенных, когда казни прекратились, посадил яблоню. Она разрослась. В войну погибла, и сейчас там посажена другая. Цветет и плодоносит каждый год, и наши туристы исправно собирают урожай. На сей раз его, правда, уже собрали - ни одного яблока не наблюдалось.



Третья тюрьма - с той стороны крепости, где Ладога. Построена она была специально для народовольцев, и люди там сидели по двадцать лет и более, как, например, Морозов. Деятельные обычно сходили с ума и рано умирали. Один даже облил себя керосином из лампы и поджег фитилем от той же лампы. Малоподвижные и больные, как тот же Морозов, которого принесли на носилках, напротив, частенько приспосабливались, выживали, учили языки, писали диссертации - когда им разрешили, конечно, а вышло это не сразу.



Третья, т.н. Новая тюрьма сделана по образцу американских, и кто видел фильмы о времени Великой депрессии или даже современные боевики, тот найдет в Новой тюрьме много знакомого. (Предупреждаю на берегу, что фотка - не моя!)



Несмотря на защиту диссертаций и на то, что политические, имевшие возможность сравнить тюрьмы царские и советские, решительно высказывались в пользу царских, условия там довольно суровые. Любители экстрима приехали о прошлом годе со своими пуховиками и жратвой на две недели. Выдержали одну ночь и уехали.

Четвертый тюремный корпус разрушен - он стоял на линии огня.



Там сидели в основном уголовные, которых освободили по требованию освобожденных политических в феврале 1917 года. Потребовали, правда, клятвы, что больше они не будут уголовничать. Клятву дали все - дураков не было. Если кто сдержал, лично я буду удивлена...

А в 1941 году старая крепость вдруг снова стала крепостью, и пробыла ею аж 500 дней. Место уж очень важное. Левый берег Невы, бывший Лопский, собственно город Шлиссельбург, немцы заняли и обстреливали Орешек беспрестанно. Из крепости отвечали тем же. Были там в гарнизоне пехотинцы, еще были моряки - при снятых с кораблей орудиях. Грохот стоял такой, что ни одного человека с целыми барабанными перепонками в гарнизоне не осталось. Но древние стены - спасибо им - были настолько прочны, что не только крепость не удалось взять, даже и потери в гарнизоне были сравнительно небольшими. На кладбище у собора похоронено около ста человек, и в основном это не солдаты, а члены семей военнослужащих, погибшие в начале войны при переправе через Неву во время шторма.

Для сравнения: "Невский пятачок" неподалеку, откуда пытались прорвать блокаду, занимает примерно такую же площадь, как Орешек, а погибло там двести тысяч...

В 60-е годы, когда стало можно говорить о войне и ставить памятники, в крепости сделали мемориал. Хорошо сделали и необычно: сплавили оружие и перекрученные рельсы, найденное при раскопках. Над скульптурной группой нечто вроде тернового венца. Как это разрешили в 60-е - не знаю. Мемориал встроен в руинированный собор.







Сохранили еще дверь, которой закрыли дверной проем собора, в послевоенном виде. Собор, он ведь был вроде блиндажа, настолько прочный...



Из участников обороны Орешка осталось в живых двое. Обоим за восемьдесят, лет-то уж сколько прошло. Каждый год приезжают сюда 9 мая.

В крепости никто сейчас не живет - кроме местного пса по кличке Малыш. Любитель туристов и мышкования. Зимой, когда замерзает Нева, собак благополучно переходит в Шлиссельбург, на левый берег, там у него подружка и масса доброжелателей.



Из крепости видно три берега Ладоги - здесь, в Шлиссельбургской губе, она кажется обозримой. Необозримая и страшная, до 220 м глубиной, она немного севернее. А вчера была вполне себе спокойная, и суда по сложному фарватеру шли мирно. Вообще каждый год кто-нибудь садится на мель. В прошлом году сел лесовоз, у которого рули заклинило (обычное дело, даже в черте города каждый год у какой-нибудь рухляди заклинивает руль, и судно под ругань лоцмана и капитана врезается в опору моста, с дальнейшими неприятностями). На радость местным жителям лесовоз вскоре перевернуло штормом. Откуда были халявные дровишки, всякий может догадаться сам.

Ладога с утра была туманная и темная. А потом вполне себе голубенькая и спокойная. На редкость спокойная...





Крепость потихоньку реставрируют, хотя средств явно не хватает, а вот в самом городе Шлиссельбурге денег, судя по всему, еще меньше. Хотя попытки реставрации церквей все же идут.



Начало Староладожского канала перекрыто земляной дамбой и запущено.



В общем, откровенно говоря, было здорово, несмотря на некоторое 83 по дороге туда и особенно обратно. Зато в крепости и мне было интересно, и эльф многое из рассказа в голове удержал, что свидетельствует о высоком профессионализме шлиссельбургского экскурсовода. Все бы такие были...
Tags: фоты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments