Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

История про ревность, болты унитаза и день рождения

Дело было в тот ДР, когда я не работала, а муж работал... а следовательно, в 2001 году, в ельфов первый класс. Но это не суть, это склероз. Суть далее.

Как щас помню, дело было 31 марта. Впав по какому-то поводу (уж и не помню по какому, дальнейшее все затмило) в состояние сенокосилки, супрух, перечислив все страшные вины супруги, дошел и до унитаза, к коему, как к барьеру, меня пригласил. Преступная грязь была обнаружена не где-нибудь там, где вы подумали, я там мою, а на болтах, которые крепят конструкцию к полу.

Кто не в первый раз читает про наши семейно-цирковые паузы, тот не удивится, узнав, что после упоминания Его Мамы мне настоятельно рекомендовали в дальнейшем общении с унитазом применять зубную щетку, дабы вычистить грязь не как я, неряха, а по-настоящему, качественнее. Данный случай не явился исключением. Выдав очередную зубную щетку и порекомендовав наклеить на ручку оной пластырь с надписью "унитаз", дабы, о ужас, не перепутать орудие с другими зубными щетками, предназначенными для бороздочек ручек кухонного гарнитура и щелей между паркетом и плинтусами, оне в общем сменили гнев на милость, то есть не дошли до состояния бетономешалки, а покушали и уснули перед телевизором.

О ватрушка легкого поведения, подумала я, но, как верная и исполнительная жена, на следующий день взяла обыкновенную щетку, много санокса и, мысленно желая ихней родительнице всяческой и разнообразной сексуальной удовлетворенности, пошла драить болты.

Ну, болтами, само собою, дело не ограничилось, то да се, на кафеле нашлась пара пятнышек, а по углам - малость паутинки... Работаю это я себе и потихоньку прихожу в хорошее настроение. А также, прошу заметить, исполняю себе под нос первую картину четвертого действия оперы Верди "Аида". Очень драматическая сцена, захватившая меня целиком. Кто-то где-то делает ремонт и громко долбится в стену, по вентиляции слышны свист чайника, звонки мобильника и прочие обыкновенные домашние звуки второй половины утра.

И вдруг я понимаю, что неприятные звуки долбежки доносятся с другой половины квартиры. То есть долбят непосредственно в мою любимую железную дверь, и, вероятно, ногами.

Вот, думаю я, еще какой-то грабитель приперся... или на лестнице горит? В общем, под рукой ничего тяжелого не оказывается, а меж тем чем-то отбиваться придется. Тут к колотью ногами присоединяются вопли, и я с ужасом распознаю голос любимого. Мое бедное слабое женское сознание решительно раздваивается, и, схватив ершик для чистки унитаза (вероятно, подкорка рассматривает его в качестве оружия), я бегу открывать.

Да, так и есть. Оне жмут на звонок (а я давно говорила - этот не слышно вообще, давай купим другой... но оне ж берегут финансы и регулярно копаются в нутре звонка, делая его на миллиметр слышнее...), пинаются и кричат что-то довольно неразборчивое.

Я открываю. Резонный вопрос о том, что случилось, замирает на моих губах, ибо оне, прямо в ботинках и всем остальном, проносятся мимо меня и исчезают в глубинах квартиры. Ой, думаю я сокрушенно, в туалет торопился. Ах, какая я скотина. Дорогой! - кричу я ему вслед в благородном порыве сохранить в целости мужнины нижние регионы. - Подожди! Не садись! Там весь унитаз в кислоте!

Слышно хлопание одной двери. Другой. Потом из коридорчика, где ход к удобствам и на кухню, вылетает разъяренный смерч и, продолжая быть в ботинках и дубленке, несется по комнатам. Совсем плохо мужику, думаю я и бегу за ним, вопрошая, что он ищет и не могу ли я помочь.

Меж тем оне открывают шкафы, заглядывают под диваны и вообще как-то не проявляют особых признаков болести, а также совершенно не заинтересованы баром, где у нас по совместительству аптечка.

Ээээ... тебе помочь? - робко спрашиваю я, еще не сделав очевидного вывода. С мрачным лицом бетономешалка пролетает мимо меня в другую комнату, где обыск повторяется.

И тут до меня доходит, что, вернее, кого, ищут.

Ты чего, с ума сошел? - тривиально спрашиваю я, сильно растерявшись. Муж, обыскавший, кажется, все возможные места, где поместилось бы что-нибудь, способное остановить на себе мой глаз (метр с кепкой на коньках я всерьез не рассматриваю), выпрямляется и смотрит на меня, сняв шапку и утирая взмокшее чело. Ноздри у него раздуты, в глазах огонь, дыхание частое. Ты, говорю я ему, стараясь держаться в рамках. Я унитаз мыла. По твоему заданию. На мне, между прочим, полкило санокса, все руки разъедены. В одной руке губка, в другой ершик. Об одежде вообще молчу, ногти на ногах грязные... Ты вообще как считаешь, на такое зрелище любовников приглашают?

Я слишком долго стоял у двери, говорит муж. Звонок чинить надо! - ору я. Не знаю, на какое зрелище ты их приглашаешь! - по порядку отвечает он. Это называется - с днем рождения, любимая? - с горечью спрашиваю я, потрясая ершиком перед воображаемыми зрителями, и ухожу домывать сортир.

Если бы я это сочиняла, то присочинила бы какой-нибудь романтический элемент. Ну, например, что оне заезжали, чтобы подарить мне букет цветов. Но оне не такие, а вовсе даже сугубые практики, и в данной жестокой жизненной реальности заглянули на огонек исключительно пообедать. О эта грубая проза... всегда-то на мою долю выпадает исключительно она...

Кто из нас извинялся в финале (вечером) - не помню, возможно, что и я. Но одно большое преимущество я из этой истории извлекла: каждый раз, когда я скоблю унитаз и его болты (конечно, никакой там не зубной щеткой, мы Овны свободолюбивые...), прихожу в прекрасное настроение.

Вот, например, как сейчас.
Tags: жизнь хороша, и жить хорошо!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments