Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

Дональд Уэстлейк, "Проклятый изумруд"

Один из любимых моих детективных авторов и один из самых смешных детективных авторов. И вообще, непереносимо хорошо. Особенно впечатляет сочетание хохота с крайним уважением к тому, как стойко противостоит абсурду окружающего мира главный герой. Наш человек. И мой писатель.



— Нас должно быть пятеро или шестеро?
— Полагаю, что пятеро, — ответил Дортмундер и высказал одно из правил своего существования: — Если работу невозможно выполнить впятером, значит, ее вообще невозможно выполнить.
— Хорошо, — согласился Келп. — Значит, нам нужен шофер, слесарь и человек на все руки.
— Вот именно, — подтвердил Дортмундер. — Слесарем подошел бы тот коротышка из Де-Мойна. Знаешь, кого я имею в виду?
— Как его... Вайз? Вайзман? Велч?
— Вистлер, — проронил Дортмундер.
— Точно, — вспомнил Келп и покачал головой. — Он за решеткой. Выпустил льва из клетки.
Дортмундер оторвался от лицезрения пруда и повернул голову к Келпу.
— Что он сделал?
Келп пожал плечами.
— Я тут не при чем. Так говорят. Он повел своих детей в зоопарк, от скуки машинально стал пробовать замки, как ты или я можем насвистывать, и случайно выпустил льва.
— Очаровательно, — сказал Дортмундер.
— Я тут не при чем. А Чефуик, ты его знаешь?
— Железнодорожный фанат? Он совершенный псих!
— Но замечательный слесарь. И на свободе.
— Хорошо, — решил Дортмундер, — позвони ему.
— Теперь шофер.
— Что ты скажешь о Ларце? Помнишь его?
— Брось, — сказал Келп. — Он в госпитале.
— Давно?
— Недели две. Он налетел на самолет.
Дортмундер внимательно посмотрел на него.
— Что-что?
— Я не виноват, — смутился Келп, — насколько мне известно, он отправился на свадьбу одного кузена и, возвращаясь в город, поехал по ошибке в другую сторону и оказался на аэродроме Кеннеди. Он, полагаю, был немного пьян и...
— Да-а, — протянул Дортмундер.
— Да. Он запутался в знаках и не успел опомниться, как на взлетной полосе № 17 врезался в самолет, который прилетел из Майями.
— На взлетной полосе № 17...
— Так мне сказали.
Дортмундер достал пачку "Кэмел" и предложил Келпу. Тот покачал головой.
— Я не курю. Бросил — после рекламных роликов о раке.
Дортмундер застыл.
— Рекламных роликов о раке?
— Ну. По телику.
— Я не смотрел телевизор четыре года.
— Ты много потерял, — сказал Келп.
— Очевидно, — произнес Дортмундер. — Рекламные ролики о раке... Так о водителе. А со Стэном Марчем ничего странного в последнее время не происходило, не слышал?
— Нет. А что с ним?
Дортмундер пристально посмотрел на Келла.
— Я ведь тебя спрашиваю.
Келп недоуменно пожал плечами.
— По последним сведениям, с ним все в порядке.
— Тогда почему не пригласить его?
— Если ты уверен, что с ним все в порядке...
Дортмундер вздохнул.
— Я позвоню ему.
— И, наконец, — напомнил Келп, — мастер на все руки.
— Боюсь кого-нибудь называть, — сказал Дортмундер.
— Почему? Ты хорошо разбираешься в людях.
Дортмундер вздохнул.
— Как насчет Эрни Даифорта?
Келп покачал головой.
— Он завязал.
— Завязал?
— Да. Стал священником. Понимаешь, судя по тому, что я слышал, он посмотрел фильм о...
— Хорошо, хорошо. — Дортмундер встал и швырнул свою сигарету в пруд. — Я хочу знать относительно Аллана Гринвуда, — напряженным голосом проговорил он, — и все, что я хочу знать, это "да" или "нет"!
Келп опять был в недоумении. Хлопая глазами, он спросил:
— Как это — "да" или "нет"?!
— Его можно использовать?
Аккуратненькая старушка, сверлившая Дортмундера взглядом с тех пор, как он швырнул сигарету, внезапно покраснела и заспешила прочь.
— Конечно, его можно использовать. Почему нет? Гринвуд очень хороший парень.
— Я позвоню ему! — закричал Дортмундер.
— Я слышу тебя, слышу.
Дортмундер огляделся.
— Пойдем, выпьем немного, — проговорил он.
— Конечно-конечно, — согласился Келп и поспешно встал. — Все, что ты хочешь. Конечно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments