Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

Сказ про то, что мало царь Петр Алексашку палкой лупил

Должна признаться уважаемой общественности, что мое высочайшее внимание всегда обходило Александра Данилыча Меншикова как-то стороною. Ну, трахался дружил он с Петром Алексеевичем с 13 лет (оно, конечно, Петр кидался на все, что движется был человек с бурною натурою), и что? Я не любитель слэша ни в жизни, ни, упаси Эру, в "Гарри Поттере" и пр. (более в данном посте ни слова о ГП-фэндоме! Те, кому больше делать нечего, могут поискать намеки).

Однако век живи, век учись, и все равно помрешь дуро дуром. Последняя поездка в, извините за грубое слово, Шлиссельбург заставила меня на счет раз заценить Александра Данилыча с совершенно иной, нежели слэш, стороны.

Широко известно, какие страшные потери несли в первые годы строительства достославнаго города Питербурха простые русские люди. Неотъемлемой частью данного скорбного списка всегда считались громадные потери кораблей (естественно, с людьми) на Ладоге.

Ладога действительно место серьезное. Четырехметровые волны здесь - обычное дело, а как мадам разгуляется, так и шестиметровые случаются. (Помнится, в мою первую поездку на Валаам легкий шторм укачал не только дружно блевавших туристов, но даже и экипаж. Во всяком случае, когда я оторвалась от раковины в женском туалете (мы в молодости ездили по Европам и пр. отнюдь не люксом), на меня смотрела от соседней раковины весьма укоризненно местная стюардесса. Что ж вы, девушка, даже до унитаза не дошли, сказала она и уткнулась в раковину. Не шмогла, ответила я оптимистически и последовала ее примеру на своем участке блевания.)

Петр Алексеевич был не только б... в штанах, но и ужас, летящий на крыльях ночи (в штанах же) - как что-нибудь решит, так только и остается, что тихо ползти на кладбище (тихо - чтобы не создавать еще большей паники). Когда читаешь о его решениях, хочется биццо головой. Причем не обязательно своей, лучше, конечно, бы головою их величества. На сей раз оне блеснули деловой логикой следующим образом.

Как известно, в то время в поганом болоте прекрасном живописном месте началась блядская каторга великая стройка десятка-другого бревенчатых домишек замечательной российской столицы. А как уважаемая общественность знает из уроков истории, которые она, вероятно, не все пропустила в школе, не было в этом поганом болоте чудесном здоровом месте ничего, окромя воды, комаров, невской рыбешки и отдельных пасынков природы чухонского происхождения с инвентарем для ловли оной рыбешки. И сухопутных дорог не было тоже! (А кто думает, что сейчас они есть, тот неисправимый оптимист либо давно на экскурсии по Ленинградской области не ездил.)

И вот тут изобретательный Петр издал указ, согласно которому Ладога должна была вскрываться на месяц раньше навигацию по крупнейшему и капризнейшему озеру Европы следовало вести не с июня по сентябрь, как делали разумные люди бестолковые предки, но с начала мая по ноябрь включительно.

И тогда, говорят нам трагическими голосами экскурсоводы и учебники истории Photobucket - Video and Image Hosting, корабли начали тонуть на Ладоге буквально флотилиями. За один год (не помню какой точно) ушло на дно злобного озера ажно 1500 корабликов.

И когда Петр Алексеевич, гений наш деловологичный, об этом узнал, он повелел положить еще одну большую кучу народу осуществить гениальный план устроения вдоль южного берега Ладоги канала, именуемого ныне Старо-Ладожским.

И было это сделано.

Кто думает, что это и есть обещанная сказка, пусть подумает еще раз, ибо это не более чем введение в обстоятельства места и времени. Один фактор историками в данной ситуации явно не учтен. И этот фактор называется А.Д.Меншиков.

Итак. Да будет известно тем, кто читает эти строки, что А.Д. Меншиков имел не только Петра богатые владения в нынешней Ленинградской области. Даже те из вас, кто не работает в Эрмитаже не слишком знаком с музеями города, который ругать мне можно, а остальным - низя Санкт-Петербурга, наверное, знают, что на Васильевском острову стоит совершенно гигантский по петровским временам Меншиковский дворец. Знаменит он помимо прочего тем, что скупая скотина рачительный хозяин страны Петр Алексеевич имел не только Меншикова, но и его дворцы устраивал приемы для заезжих иностранеров не в своем маленьком домике на месте нынешнего Эрмитажного театра, а там, где с размахом строил себе уютный уголок на украденные у русского народа средства Алексашка. Однажды, друзья мои, Петр в очередной раз побил любовника палкой за казнокрадство сделал сотруднику строгое, но отеческое внушение. Меншиков обиделся. И когда некоторое время спустя Петр заявился трахаццо навестил первого губернатора города с исключительно деловыми целями, он не застал привычного для себя комфорта. На вопрос, что вообще тут происходит, Меншиков, протирая носочком паркет, ответил, что зело обеднел и вынужден был продать последнее, дабы возместить потери казне. Петр поступил с обычной для себя широтой деловой логики. Он побил Алексашку палкой еще раз и объяснил, что казна казной, а перина должна быть на постели пуховая место для деловых встреч иностранерских посланников обязано быть презентабельным, и Петру плевать, как его несочетаемые приказания будут сочетаться. Алексашка все понял правильно и нашел соответствующий баланс.

В чем состоял, помимо прочего, баланс, - об этом и есть наша субботняя сказка.

(Приношу глубочайшую благодарность превосходному экскурсоводу Тимофею Ивановичу, со слов которого изложено все дальнейшее. Увы, повторить блестящий стиль изложения, свойственный ему, мне не удастся, но главную мысыль я с усилием срубила и надеюсь хучь со скрипом, но донести-таки до уважаемой общественности.)

Ибо был Меншиков не только губернатором Санкт-Питербурха и Ингерманландии, но и лицом, ответственным за снабжение новостроящегося болота всем необходимым. То есть все отчеты царю о потонувших кораблях сочинял лично он.

И вот, когда превосходный экскурсовод Тимофей Иванович изучал источники, он не без удивления обнаружил, что губернатор Ингерманландии строил свои прекрасные дворцы (среди которых не только тот, что на Васильевском, но, допустим, и знаменитый Ораниенбаумский, - а были еще и не сохранившиеся до наших дней) как бы из ничего. Так как никакие материалы для постройки оных сооружений к нему не поступали. В то же время регулярно и с глубокой скорбью наш герой доводил до сведения начальства, сколько еще кораблей потонуло на коварном Ладожском озере.

А из сего с логической непреложностью следует, что либо нынешних Меншикова дворца на Васильевском и Большого (Меншиковского же, в общем) дворца в Ораниенбауме не существует, и я предлагаю вниманию уважаемой общественности наглый и беззастенчивый фотомонтаж (см.)...



Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

...либо в данном случае мы имеем блестящую реализацию знаменитой русской поговорки "Что охраняешь, то и имеешь". То есть стройматериалы, официально потопшие на Ладоге, на самом деле нигде не тонули и поступали в личную собственность изобретательного Александра Данилыча.

Мораль сей сказки, как водится, двухчастна.
1) Мало Петр Алексашку лупил палкой. И это прискорбно.
2) Люди живы, корабли целы, дворцы построены - ура, товарищи, возрадуемся!

P.S. Собсна морда антигероя.

Tags: субботняя сказка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments