Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Поговорим о самом известном привидении Европы?

Южная Чехия (ох, хороша...) - это на каждом углу Рожмберки (местное произношение фамилии Розенберг), а также их преемники (о коих как-нибудь в другой раз). Красивейших замков панов с розой-шиповником в гербе тут видимо-невидимо пять.

И все они находятся под строгим надзором потусторонних сил в лице знаменитой Белой дамы (она же Bílá paní).


В 1429 году в семье Рожмберков, в знаменитейшем Чешском Крумлове, у Олдржиха из Рожмберка и жены его Катержины родилась третья дочь, получившая при крещении имя Перхта (кажется, это местная транскрипция имени Берта, а впрочем, палец под трамвай не положу). Воспитывали ее, как тогда было принято, совмещая приятное с полезным. Под началом дам постарше девочки / девушки учились читать, писать, учитывать расходы и вообще вести домашнее хозяйство. Это называлось "фрауцимор" - что-то типа более позднего института благородных девиц.

Судя по письмам Перхты (а они в южночешских рожмберкских архивах сохранились в количестве), бедняжка воспринимала эти годы как лучшие в жизни и вообще как потерянный рай.

Когда Перхте исполнилось 20 лет и она вошла в возраст замужества, ее решительный папа, испытывавший некоторые затруднения экономического плана, выдал ее замуж, как говорят - против ее воли, за вдового Яна из Лихтенштейна, представителя не менее известной, чем Рожмберки, семьи (только Рожмберки - это Южная Богемия, а Лихтенштейны - Моравия). Тут и началось. Во-первых, папа Рожмберк трагически ошибся в вопросах экономики - Лихтенштейны сами переживали неудачный период и, совсем как Рожмберки, тщательно это скрывали, рассчитывая (опять же как Рожмберки) поправить дело удачным браком. Бедняжка Перхта крупно попала, оставшись виноватой перед всеми сразу. Во-вторых, Ян оказался не шибко приятной личностью (мало того что жене грубил, еще и поколачивал, особенно ввиду того, что приданое за Перхту папа Рожмберк выплачивал очень медленно и порциями гомеопатическими). В-третьих - ау, Фрейд! - вместе с молодой четой жили сестра и мать первой жены пана Лихтенштейна, и уж они над Перхтой издевались по полной, в том числе и наговаривая на нее мужу. Почему Ян слушал их, а не Перхту, историей точно не установлено. По всей вероятности, по грустной и нередкой причине - вторая жена не была любимой, а первая-то, видимо, очень даже была. Ну и соображения денег, конечно, нельзя сбрасывать со счетов.

Тогда Перхта решила податься в родной дом. Но папа ее был человек, как уже говорилось, решительный, и даже не пустил дочь на порог Чешского Крумлова (см.).

Photobucket - Video and Image Hosting

Взять Крумлов штурмом не удавалось армиям, что ж говорить о бедной Перхте? Она вернулась к мужу и более двадцати лет терпела его, а также его покойную первую жену и вполне живых вредных родственниц покойницы. Судя по письмам Перхты, Ян был этакий принц наоборот и превратил жену буквально в Золушку - занималась она в основном готовкой, жила с простолюдинами на кухне и ходила в лохмотьях. Семья Рожмберков, которой Золушка исправно писала о своих страданиях, брать назад Перхту не хотела, но пыталась что-то для сделать. Увы, тщетно. Даже специально организованная встреча Лихтенштейнов с королем Йиржи с Подебрад ничуть не изменила поведение злобного Яна.

Тогда Перхта приняла правильное решение - раз уж она теперь Золушка, надо дружить с людьми своего круга. И пани занялась вплотную помощью бедным. Помимо каждодневной помощи, раз в год Перхта устраивала для бедноты "праздники живота" - на центральную площадь выносили огромный котел с кашей, раздавали хлеб, рыбу и пиво (оставим в стороне вопрос, откуда брались, хотя бы раз в год, у полунищей пани каша и прочие припасы в таком объеме. Может, родственники помогали, или сама Золушка вела режим жесткой экономии. Все сомнения - в пользу обвиняемой!).

Само собою, на этой стадии отношения Перхты с мужем переросли в обоюдную и плохо скрываемую ненависть. Но теперь об этом знали уже все, даже простолюдины - и любовь народа к Перхте, как говорят опять же лирические историки, быстро переросла любые разумные пределы. Надо думать, Яна этот факт не особо осчастливил.

Наконец через двадцать лет пан из Лихтенштейна сильно захворал, понял, что уже не выкарабкается, и начал пересматривать жизнь свою. Позвав жену, он покаялся и попросил у нее прощения за все экономическое фрейдистское случившееся за время совместного проживания. Однако Перхта гордо ответствовала, что не бывать сему прощению - и не простила. В сердцах умирающий крикнул: "Чтоб тебе не было покоя даже в гробу!", а затем покинул наш мир.

Теперь Перхта могла с чистой совестью вернуться к родственникам. Поселилась она не в Чешском Крумлове, а у одного из братьев, в замке Рожмберк (опять же см.).

Photobucket - Video and Image Hosting

Было Перхте не так уж много - сорок, но, как говорят лирические историки, печаль навсегда осталась на ее лице. Помимо того, что дама печалилась, она еще много занималась хозяйством, бродя по замку со связкой ключей, - ну и, само собой, не забывала про благотворительность. В возрасте 48 или 49 лет безутешная вдова скончалась, но, как выяснилось из дальнейшего, наш мир не покинула. Ибо через три года во всех пяти южнобогемских замках Рожмберков стала появляться таинственная Белая Дама.

Само собою, в каждом уважающем себя замке обязательно есть свое привидение. А замков в Европе, и особенно в Чехии, пруд-пруди. Чтобы завоевать славу самого крутого европейского привидения, Белой Пани пришлось постараться.

Основные направления деятельности призрака следующие. Как женщина, много занимавшаяся благотворительностью и хозяйством, Белая Леди аж до 19 века включительно время от времени подкидывала своим бесхозяйственным потомкам клад-другой. Так, утверждают, что когда их Тржебоньский замок (см.) был осажден войсками из Пассау, и положение было швах, вдруг появилась Белая Пани и указала место, где зарыт клад. Этими деньгами Рожмберки и откупились от захватчиков.

Photobucket - Video and Image Hosting

Во-вторых, поскольку Ян из Лихтенштейна, похоже, мог только неприятности и проклятия продуцировать, бедная Перхта осталась бездетной. Так что Белая Пани любила присматривать в своей семье за малышами. Особенно, согласно семейной легенде, она полюбила последнего из Рожмберков, Петра Вока, и часто появлялась возле его колыбели. Кормилицы у VIP-младенца попались разумные, к этому привыкли и были даже рады - возможно, свободному времени. Но вот однажды у колыбели дежурила новая, еще ни о чем не знавшая, а может быть, чересчур старательная кормилица. Проснувшись ночью и завидев склонившуюся над колыбелью белую фигуру, нервная работница завопила, начала креститься и вообще всячески убеждать нечистую силу сгинуть. Тогда Белая Дама обиделась, по некоторым данным даже произнесла нечто вроде "Гонишь меня - так и воспитывайте впредь его сами!", затем указала пальцем на одну из стен и исчезла. Петр Вок в жизни особенно удачлив не был, в частности, остался без наследника. Затруднения с деньгами он тоже испытывал частенько. Однажды сообразил разобрать ту стену, на которую указывала Белая Пани - и поди ж ты, нашли сундучок с золотом.

Подобных сундучков Белая Леди, как утверждают, хранит в разных местах пяти рожмберковских замков немало. Согласно одной из легенд, кто расшифрует таинственную надпись на прижизненном портрете Перхты, тот и ее саму освободит от проклятия, и будет едва ли не за ручку проведен ею ко всем заветным сундучкам. Так что кто желает - шифруйте на здоровье.

Перхта из Рожмберка.

Photobucket - Video and Image Hosting


Ну и кроме того, поскольку прижизненное существование у Перхты было нелегкое, привидение получилось с характером и любит устраивать воспитательно-предупредительные моменты. Является Белая Пани всегда в белом платье, а вот перчатки (по другим данным, рукава) надевает (пристегивает) разные. Белые - благожелательные (в т.ч. предвещают удачное замужество). Красные грозят пожаром (девушкам - разлукой с любимым). Черные - сами понимаете, и расшифровывать не надо.

Самые яркие проявления юмора Белой Дамы случались дважды и неплохо документированы. В 19 веке в той же Тржебони три молодых студента, юрист, медик и технарь, хорошо приняли на грудь, и тут зашла у них как-то речь и о Белой Даме. Самым циничным, как ни странно, оказался не медик, а юрист, в деталях объяснивший, как бы он полюбил призрачную пани. Тут у его сотоварищей отвалились челюсти, а юрист почувствовал себя в крепких, но прохладных объятиях. Однако юрист оказался крут - призрак там или не призрак, а раз обещал любить, значит, приступил к процессу. Тогда Белая Дама обиделась и лишила грубияна как сознания (наверное, не так уж много там было оного), так и памяти. Причем надолго. (Насчет потенции юриста историки, увы, молчат.)

Второй случай в отличие от первого куда достовернее, ибо приключился, во-первых, с трезвыми, во-вторых, с девушками, а в третьих - с членами женской нацистской организации "Бунд Дойчер Мадел". Это вам, знаете ли, не баран чихнул.

Летом 1944 года возле Рожмберка находился лагерь вышеупомянутой школы молодых валькирий. Говорят, однажды утром две белокурых бестии (история сохранила их имена - девушек звали Гертруда и Мария) отправились в замок с целевым поручением украсить башню флагом со свастикой. Тут Гертруде показалось, что в замок за ними следом кто-то вошел - дверь скрипнула, сквозняком потянуло, - и она только хотела поделиться наблюдениями с подругой, как та дико завопила. Тогда и Гертруда заметила, что в окне башни на трехметровой высоте над полом стоит женщина в белом платье с черными перчатками (по другим данным, напоминаю, рукавами). Белая Пани посмотрела на нацисток с крайней укоризной, покачала головой и показала на дверь - типа просимо. Тут валькирий вышибло из нашей реальности... а когда вшибло, призрака уже не было. Бедняжки скатились по лестнице и побежали как к соратницам, так и жаловаться управляющему замка.

Само собою, им никто не поверил. В лагере объявили аларм и всеобщий сбор, а также вызвали гестапо. На предмет разбирательства насчет партизан. И вот тут история и была подробнейшим образом задокументирована, ибо государственная полиция рейха была организацией серьезной и любящей протоколы. Самое смешное в серьезных протоколах следующее: компетентное расследование пришло к выводу, что уж скорее в окне было знаменитое привидение, нежели южночешские партизаны.

Говорят, флаг потом так и не повесили. Еще говорят, что и Гертруда, и Мария в дальнейшем имели серьезные проблемы с психикой и временами находились в соответствующих лечебных учреждениях.

Последний раз явление Белой Пани состоялось уже в XXI веке. В 2001 году в Тржебони проводилась реконструкция замка. Строитель, работавший в замковых покоях Перхты на втором этаже, вдруг увидел за окном белую фигуру, и решил, что какая-то хулиганка шляется по строительным лесам. С целью многое высказать неразумной даме он бросился к окну, выглянул... и тут сообразил, что леса с наружной стены были вообще-то демонтированы еще неделю назад.

P.S. Даже и не знаю, какова мораль сей сказки. Что не надо мужчин воспринимать так серьезно? Наверное, надо бы нам, умным, меньше внимания обращать на их закидоны и развлекаться собственным чувством юмора при жизни. А то так и будешь пятьсот лет шляться по каменным коридорам, и никакое чувство юмора не поможет.
Tags: субботняя сказка, чешская сплетня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments