Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

Радостно-предрождественская пробежка по некоторым аспектам любви у Роулинг (3).

Ввиду невнимательности фэндома, регулярно обзывающего меня "авторами", торжественно заявляю перед лицом всех желающих: за размещенную мною на моем ЖЖ БИ-0 несу ответственность только и исключительно я.

Ежу понятно (а ГП-фэндому, как обычно, далеко не всегда, но мы с ежом колючие и за ГП-фэндом отвечать не собираемся), что герой, на которого нацелилась лично дама-автор, никак не может быть личностью заурядной. А если еще немножко поработать мыслительным и припомнить, что Роулинг имеет хорошую привычку вкладывать много мастерства и информации в первую характеристику каждого персонажа, то впечатление от объекта охоты Макгонагалл должно быть совершенно исключительным.

Оно таковым и является.


2. Стиляга из Хогвартса.

Исключительность Дамблдора продемонстрирована в первой же фразе - ничего подобного ему никогда не было (и не будет) на Прайвет-Драйв (а за кадром явно остаются слова "и не только"). Явление Единственного и Неповторимого, которого дама-автор будет преданно и верно любить от первой до последней строки своего эпохального труда, описано в общем скупой на описания Роулинг с царственным великолепием.

"Человек был высокий, худой и очень старый, если судить по серебристым волосам и бороде – причем и то, и другое было таким длинным, что он вполне мог бы затыкать их за пояс. Одет он был в длинную рясу, поверх которой ниспадала до земли пурпурная мантия, ноги были обуты в башмаки с пряжками и на высоких каблуках. Голубые глаза светились ярким светом из-под очков со стеклами в форме полумесяца, сидевших на длинном носу, крючковатом настолько, что казалось, будто бы этот нос переломили по крайней мере в двух местах. Звали этого человека Альбус Дамблдор".

Вот так - в духе Гэндальфа эпохи декаданса - выглядит объект любви Роулинг и Макгонагалл. Не знаю, как уважаемую общественность, а лично меня в особый восторг приводят башмаки с пряжками на высоких каблуках. "Стильный оранжевый галстук мне верным спутником стал" (с). Ниже для полноты картины присутствует даже едва уловимый намек на модную в начале прошлого века зависимость от наркотиков - а что еще, спрошу я риторически, есть пристрастие к повышающему настроение сладкому, как не легчайшая разновидность наркомании?

Второй немедленной характеристикой героя являются тонкий ум, чувство юмора и опять же, дорогие френды, занятия взрослого человека, куда же без них. На войне как на войне. Роясь в карманах пурпурной мантии (это Гэндальф пусть будет Белый, а Дамблдор, даром что Альбус-Белый, но исключительно в пурпуре), Директор моментально отмечает слежку - а также кто именно следит, а также кто именно следит в обличье кошки, - и реагирует в истинно дамблдоровском духе. "Непонятно, почему, но вид кошки позабавил его. Он хмыкнул и сказал: «Мне следовало догадаться»".

Да, он попался. Да, он этим немало позабавлен. О, разумеется, он извлечет из этого массу удовольствия. Ведь судя по тому, что ему "следовало догадаться" и это его забавляет:
а) Макгонагалл вышла на охоту за ним давно.
б) Дамблдор прекрасно знает причину охоты, и это - не любовь. Скажем так, влечение несомненно присутствует, но лишь добавляет ситуации перчика, соль между тем в ином.
в) Альбус, надо признаться честно, недооценил Минерву, в результате чего она его отловила, сейчас припрет к стене и устроит допрос, возможно, с пристрастием.
г) Ах, какая женщина!

Что следует делать умному и опытному мужчине, если женщина, которая ему нравится и которой нравится он, поймала коварного скрытника с поличным? Разумеется, радостно сдаться ей. И получить массу положительных эмоций. (Замечу в скобках, что все это проистекает на фоне БИ. Ибо, знаете ли, у этих странных взрослых сначала дело, а потом только удовольствие.)

Впрочем, дело делом, а свое удовольствие Дамблдор любит получать в полном объеме (а если вспомнить горячий шоколад, которым он позднее балует подругу сердца в период взаимного нахождения в ночных рубашках, то и даме привык удовольствие доставлять в количестве). Вообще его маневры вокруг Минервы выдают в нем человека очень опытного по дамской части, но при этом истинного и стильного джентльмена. Это никоим образом не викторианская эпоха. Это, дорогие френды, скорее уж эпоха эдвардианская. Вежливость по отношению к дамам и другим джентльменам (и даже не нигде ни разу не джентльменам), а также пронизанный чувственностью юмор (или пронизанная юмором чувственность, как вам будет угодно), очень характерны для стиля Директора.

Никто из отважного ГП-фэндома вроде бы еще не записал Дамблдора в девственники (впрочем, если вдруг где-то такой даже-не-ежик и нашелся, большая просьба мне о нем не сообщать, ибо я еще надеюсь сохранить остатки веры в людей). Лично мне при виде того, как Дамблдор общается с дамами, на ум приходят не робкие девственники, а старая, но прекрасная история очень в стиле эдвардианской эпохи.

Однажды принц Уэльский (будущий король Эдвард), находясь во Франции, пожелал сблизиться (они выражались стильно, друзья мои, а не так, как мы сейчас!) с дамой по имени Кора Перл. Дама Кора знала вкусы джентльменов своего времени (отчего они, собственно, и желали с нею сблизиться) и обставила собственное появление перед принцем следующий образом. Ее подали к столу Эдуарда на серебряном блюде. Совершенно обнаженной.

Если не считать нитки жемчуга. И ветки петрушки.

Сочетание жемчуга и петрушки... прямо как будто Дамблдором придумано. Ах, какой мужчина.

(продолжение следует)
Tags: БИ-0
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments