Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Category:

Ряд соображений о мифической (и не только) БИ-0 в свете наступившего Старого Нового года (7)

Ввиду невнимательности фэндома, регулярно обзывающего меня "авторами", торжественно заявляю перед лицом всех желающих: за размещенную мною на моем ЖЖ БИ-0 несу ответственность только и исключительно я.

Те, кто поддерживают версию, что Дамблдор, дескать, специально создал Волдеморта, чтобы на склоне лет позабавиться интересной игрушкой, в лучшем случае относятся к категории шизофреников. В лучшем - это потому, что к больным людям и созданиям их ума следует быть снисходительным. В худшем случае говорящие что-то подобное плохо разбираются в реальности, еще хуже понимают высокую нравственность Роулинг и ее большую нежную любовь к главному персонажу (очевидно, у них самих как с нравственностью, так и с любовью большие проблемы?), резко инфантильны и явно не знают, чем себя занять. Причем, боюсь, чтобы додуматься до вышеприведенного абсурда, следует иметь все эти качества одновременно. Да, редко, но случаются, случаются такие инфернальные сочетания. Лучше бы им, право, сразу быть шизофрениками.

Каковы характеристики Дамблдора? Ну, прежде всего он - человек, любящий жизнь с ее удовольствиями. Он гурман (не забудем и о пристрастии к сладкому) и обожает угощать. Кстати о сладком, дам тоже любит и прекрасно умеет с ними общаться, виден немалый и плодотворный опыт. Далее, у него много друзей, с которыми отлично можно повеселиться (в молодости Альбус явно оттягивался ничуть не хуже Мародеров - не зря он позже так терпеливо, любовно и заботливо к ним относится), и вообще огромное количество полезных знакомств - куда ни ткни, всех он знает, все знают его (ладно бы только волшебники, они, может, у него учились, но там еще кентавры, гоблины и пр.).

Любимой работой Альбус тоже никоим образом не обделен - один Хогвартс с учениками чего стоит. Детишки талантливые, разношерстные, каверзные, забавные и требующие неусыпного контроля. Не забудем про боулинг и камерную музыку.

В целом вырисовывается портрет человека благополучного, довольного жизнью и собой, умеющего наслаждаться, изобретательного и никоим образом не скучающего. Между прочим, в картину идеально укладываются шуточки Директора, всегда склонного чуточку спошлить и намекнуть на. Примеров уйма. Сцена соблазнения Макгонагалл из вступления к первому акту оперы. Или знаменитый анекдот, который бдительная Минерва так и не дала рассказать детям (жадюга, она-то знает, о чем он был, а мы, увы, теперь уже никогда не узнаем...). Или прелестные инструкции для Джинни конца второй книги: "...постельный режим и, пожалуй, хорошая большая кружка горячего шоколада. Меня это всегда ставит на ноги". Можно, я не буду расшифровывать, в каком месте смысле горячий шоколад способен поставить мужчину на ноги, а просто тихо протащусь от изящного неприличия данного намека, сделанного исключительно для находящейся в расстроенных чувствах Минервы? (Кстати, после этого она очень быстро успокаивается.)

Итак, живет такой парень, красавец и модник, умнющий, очень талантливый от природы, любвеобильный, юморной, гостеприимный и хлебосольный (а что, так никто и не догадался, почему он Сириуса не кормит? ой-ей...), наслаждающийся жизнью и преподавательской работой на полную катушку, широкая и щедрая душа, приколист и слегка пошлячок. И очень, очень доволен собой.

Между прочим, весьма распространенный человеческий тип, разве что Дамблдор представляет собою едва ли не высшую (в хорошем смысле!) точку его развития.

И вот упомянутые в первом абзаце две категории могучих, но нездоровых умов предлагают нам поверить, что такой человек на старости лет заскучал и решил создать себе равного противника, чтобы вволю поиграть с ним в БИ-0. Немножко развеяться от вселенской скуки, так сказать. Ребята, я не выпью столько, чтобы в это поверить, даже если будет угощать лично Дамблдор. Нафига ему это? Жизнь его не просто полна и интересна и без игр с Волдемортом. Он - и это подчеркивается Роулинг постоянно - нисколько от жизни не устал, продолжает ей удивляться и наслаждаться каждым дарованным ему мигом на полную катушку.

Подобные игры нужны не Дамблдорам, а людям совсем другого типа - мрачным, скучающим, подозрительным, крайне озабоченным недооцененностью себя любимого и вообще что-то стремящимся доказать. В общем, портрет тех, первоабзацных.

Честертон говорил, что если человек утратил удивление перед миром, его надо лечить. Дамблдор воспринимает мир свежо, как ребенок, он любит и умеет удивляться. Так что изыски нездоровых умов оставим нездоровым умам.

Нееееет, все совсем наоборот. Это не Дамблдор создает Волдеморта - это Волдеморт сваливается на голову довольному собой и сладко сибаритствующему еще-не-Директору волею высших сил. В качестве шила в заднице финального урока и стимула для самосовершенствования на весь остаток жизни.


6. Как Волдеморт помешал Дамблдору жить долго и счастливо.

Не надо пугаться, я не собираюсь мучить терпеливых читателей повторением ситуации с т.зр. Тома. Оно - тут http://anna-y.livejournal.com/509983.html#cutid1 и пусть там и остается. Но в любом романе есть и вторая точка зрения.

Лично мне думается, что при столкновении с Томом Реддлом Дамблдор - чуть ли ни единственный раз на страницах саги - не сумел справиться со своими эмоциями. Прежде всего с отвращением.

Реддл уже в одиннадцать лет есть характер сформировавшийся, причем сформирован он из тех милых качеств, которые для Дамблдора особенно неприемлемы. Дамблдор становится для Реддла едва ли не единственной точкой притяжения вне себя любимого - на многие и многие годы. Реддл для Дамблдора - яростно отталкивающ.

Между прочим, Роулинг много занимается этой темой: когда один (Реддл, Снейп, Драко) тянется к другому (Дамблдору, Джеймсу, Гарри), сам, собственно, не очень понимая, зачем. Влечение к яркой (и у Роулинг обязательно положительной) личности. Причем ответное влечение отсутствует в принципе, напротив, имеет место неприятие разной степени выраженности.

Именно повторяемость тем имеет в виду (между прочим, и на собственном опыте) Директор, говоря Гарри в ФК, что отношения младших Малфоя и Поттера весьма похожи на отношения профессора Снейпа и Поттера-старшего.

(Не к Сириусу и никому другому из Мародеров - Снейп тянулся именно к Джеймсу. К Джеймсу, впрочем, тянулись все. Но это уж точно предмет другого разговора, который я оставляю соавтору.)

Том Реддл во всей своей подростковой красе есть вызов для Дамблдора как педагога. Между тем Дамблдор от этого вызова уклоняется. Из-за прочной стенки он внимательно следит за развитием Реддла в Хогвартсе, по всей видимости, успокаивая себя тем, что мальчик неглуп, со всеми ладит, и вообще, лучшее в его натуре (есть же оно у него где-нибудь) возьмет в нем верх (Альбус оптимист и верит в лучшее в людях). Упорного червячка интуиции, говорящего, что ничего хорошего из этого не выйдет (а такой червячок есть, иначе зачем тщательное многолетнее наблюдение?), Дамблдор упорно загоняет сапогами под лавку. Тут, кстати, отлично видна одна из особенностей его характера - он человек с легким характером, неконфликтный и не любящий напрягаться над тем, что не доставляет ему удовольствия. А Реддл не доставляет ему удовольствия (ну вот ни на столечко). Вот, значит, пусть мальчиком занимается сам мальчик, а также кто-нибудь из педагогов, которых в Хогвартсе много. И Альбус складывает с себя ответственность, продолжая наслаждаться жизнью. (А также, между прочим, бороться - несомненно, в собственном блестящем стиле - на фронтах второй мировой со злым волшебником Гриндевальдом.)

Но Гриндевальд Гриндевальдом, а из Реддла потихоньку вырастает Темный Лорд.

Когда Дамблдор осознал, в чем его ошибка и, между прочим, вина, не совсем ясно. Во всяком случае, к моменту контрольно-предупредительного визита Волдеморта в Хогвартс Директору уже все ясно. Он должен был не отстраняться, а воспитывать с позиций любви. Сколько горечи (и, возможно, едва ли не нежности?..) в его последней реплике в том давнем разговоре с бывшим Томом.

- В таком случае нам больше не о чем говорить.
- Нет, не о чем, - согласился Дамблдор, и на его лице появилось выражение великой печали. - Время, когда я мог напугать вас вспыхнувшим платяным шкафом или заставить расплатиться за ваши преступления, давно миновало, Том. Но я желал бы иметь такую возможность... желал бы...


Желал бы напугать? Желал бы заставить расплатиться за преступления? Помилуйте, он и так это может. Волдеморт вечно побаивается Дамблдора, и не зря. И напугать, и врезать... и возможно, даже убить Волдеморта в состоянии только Дамблдор.

Но пугать и наказывать - не главное в работе учителя.

За свою ошибку Дамблдору придется на много лет (по крайней мере с момента появления Гарри в Хогвартсе) отказаться от многих аспектов легкого, уютного сибаритствования и наслаждения жизнью и заняться тем, что людям подобного рода, в общем, глубоко чуждо: кропотливой, мельчайшей, логической работой осуществления Большого Плана для достижения Большой Цели - и не время от времени, а каждый день и даже, возможно, каждый час. Его личное наказание и его личная каторга.

И все за то, что он - единственный, кто мог повлиять на Реддла в годы его формирования - от процесса влияния и вообще воспитания устранился.

К чести Дамблдора, этот вызов он принимает и отвечает на него красиво и с достоинством. Более того, в Большой План Директор вносит свою собственную неповторимую и яркую личность, превращая его в Большую Игру. Чтобы все было не убийственно серьезно, а еще и весело, наряду с поучительностью.

То, что ему дан свыше последний шанс, то есть поезд не ушел окончательно и ошибка может быть исправлена, а также - что воспитание Волдеморта не закончено, Дамблдор узнает в ночь гибели Поттеров.

(продолжение следует)
Tags: БИ-0
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments