Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

Колокольный Петербург. Субботняя сказка (в точном смысле слова - экскурсия была в субботу, 28).

1. Что было до.
Сначала были била. Типа доски, в которую чем-нибудь стукали, производя звук. В Византии, благо империя большая южная, была возможность использовать такие доски, чтобы они при ударе звучали. А у нас - нет, так что в Киевской Руси и позже (кое-где и сейчас - правда, оно уже экзотика) использовали металлические доски. В била не бьют, в них клепают. Кому охота, качайте отсюда афонское клепание - два деревянных и одно металлическое. Своеобразный звук.
http://zvon.ru/article3.view2.page2.part3.html

2. Легенда.
Колокольчики как таковые находят еще у древних китайцев, ассирийцев, греков и мало ли еще. Но это неинтересно. Интересно тогда, когда начинается в Италии. Итак, однажды в Кампанье (это там, где Неаполь)чудесным летним вечером Святой Павлин Милостивый, епископ Ноланский, возвращался в свою Нолу с обозрения огорода своей епархии. И был он грустен - "много равнодушия, много неверия в истинного Бога встретил он среди своей паствы, многие отступились от истинной веры."
С устатку Павлин прилег отдохнуть. А почему он выбрал для отдыха именно романтический холм, поросший колокольчиками, станет ясно, если немножко изучить Павлинову биографию. На самом деле был он Понтий Мероний Павлин, родившийся в 353 году в семье сенатора, прекрасно образованный, богато одаренный, к 20 годам и сам выбранный сенатором. А для души Понтий обучался у знаменитого латинского поэта Авсония. И вдруг в 25 лет Понтий обратился в христианство, и не так, как модно сейчас, а по-настоящему.
Окружающие его не поняли. Учитель Авсоний написал ученику стихотворную укоризну, вошедшую в латинские хрестоматии:
"Как! неужель отчизны красу, сената опору
Скроет навек бильбилийская глушь, калагуррские скалы...
Вот где решил ты, Павлин, зарыть и сенатскую тогу,
И остальные дары, какими почтен ты от Рима!"

Но ни стихотворные, ни прочие укоризны Павлина не остановили, и он вместе с женой Тарасией после смерти единственного сына в младенчестве распродал имущество, раздал деньги нищим, уехал в Испанию и принял там монашество в глухом городе Барциноне (ныне Барселона). В дикую барселонскую глушь и отправил Авсоний свое укоризненное стихотворение.
Павлин ответил с достоинством и стихотворно же.
"Верую я и страшусь; и спешу, коли будет дано мне,
Все прегрешенья свои искупить до смертной кончины.
И, в ожиданье ее, содрогается полное веры
Сердце мое, и душа ожидает грядущего в страхе,
Как бы в заботах пустых о теле она не погрязла
И не осталась к нему привязанной в час, как в разверстом
Небе труба возгремит, а ей невозможно подняться
Будет на легких крылах, навстречу Царю улетая...
Богу на будущий век я вверил все, что имею,
И ожидаю теперь со спокойною совестью смерти.
Коль ты доволен, поздравь ты друга с богатой надеждой,
Если же нет, то Христу предоставь ты все это одобрить".

Через несколько лет Павлин и Тарасия вернулись в родную Кампанью, где паства зело полюбила бывшего сенатора и упросила его принять сан епископа Ноланского.
Вот однажды этот нетрадиционно высокохудожественный епископ (не путать с тонконервенностью, плз!) и прилег отдохнуть на холме с колокольчиками.
И было ему видение. "И вдруг заколыхались под легким ветром прелестные цветы. И видится епископу, как светлые ангелы сходят с облаков, собираются на склонах холма, раскачивают колокольчики за тонкие стебельки, и те издают нежные серебряные звуки, сладкие, как ангельское пение.
Проснувшись, епископ поспешил к меднику в Нолу и заказал ему большую бронзовую копию кампана, колокольчика (кампанулу знаете, да?). Когда заказ был выполнен, епископ шарахнул молотком по боку первого церковного колокола. "Звон полнозвучный и приятный, как глас Божий, раздался окрест", гласит легенда, и с этого времени кампаны-колокола начали потихоньку вытеснять била.

3. Примечание к легенде.
Колокол - название русское и несколько народное. В церковной практике он до сих пор зовется кампаном, как в итальянском и испанском языках. А те, кто изучает колокола, называются не колоколоведами, а кампанологами, наука же соответственно именуется кампанологией.

4. Немного статистики.
На Руси первые кампаны появились еще в Десятинной церкви. Однако поскольку колокола лить куда сложнее и дороже, нежели била, последние на периферии сохранились очень долго. В центрах же православия, вестимо, щеголяли кампанами. Перед революцией в Питере было 3000 колоколов. Сейчас - около 300, и далеко не все они рабочие. Какой-то треснул, какой-то пулей пробит... Самый большой колокол в Петербурге весит шесть тонн (эльф крутится рядом и говорит, что шесть с половиной). Он в рабочем состоянии и находится на колокольне Сампсониевского собора на Выборгской стороне. Все тамошние колокола в эпоху индустриализации сбросили и переплавили. Этот остался потому, что не пролезал в проемы на колокольне. Пусть висит, решили предки, когда-нибудь снесем вместе с колокольней.
Так и уцелел. Вот он.

DSCN4735

Купола Самсониевского собора под весенним солнышком.

DSCN4736

5. Немного особенностей питерского колоколозвонения.
Западные колокола подобраны по тону, установлены в инструмент и язычков не имеют. По ним бьют специальные молоточки. В общем, это чистой воды музыкальный инструмент, требующий для игры на нем соответствующих навыков, и называется он карильоном.
Первый карильон был на Исаакиевской церкви Номер Два, а второй - на Петропавловском соборе. Сейчас его возобновили. Находится он в застекленном ярусе, на третьем этаже башни.

DSCN4731

На четвертом, открытом ярусе той же башни - колокола для русского звона. А на шестом, если считать пятым тот, где часы, - еще маленькие колокольчики, те самые, которые куранты и играют в шесть часов вечера "Коль славен наш Господь в Сионе".

Петропавловку приводят в порядок, и это радует. Собор наконец в приличном виде, на Ботном домике вновь появилась девушка с веслом.

DSCN4732

DSCN4730

Однако, возвращаясь к теме питерских особенностей: у нас было принято, чтобы все разом -
а) русские колокола,
б) карильон,
в) и обязательно чтобы пушки бухали - а то, военная же столица!

6. На Владимирской колокольне (это что возле ст.метро "Достоевская"-"Владимирская") в застекленном ярусе карильона нет, а есть школа звонарей. И нам всем по очереди тоже дали попробовать под чутким руководством замечательно харизматического местного звонаря.
Эльф был самый смелый и самый первый после приданного матерью ускорения отправился звонить. Нежно взяв при этом за руку девушку в розовом и придав ей уверенности. Вторая девушка, еще младше и в голубеньком, испугалась и убежала, так что третьим в компании был звонарь.

DSCN4741

DSCN4744

7. Назвонившись вволю, мы поднялись на верхний ярус колокольни, где, собственно, колокола. Больших там нет, спасибо Великому Октябрю. Те, что есть, до полуметра высотой. В них нам звонить, естественно, не дали, и правильно - неделя после пасхи, когда каждому раньше разрешалось позвонить, называлась "колокольной гибелью". Ох, эти непрофессионалы, лезущие к инструменту!

DSCN4770

Да, между прочим. Звонить в колокол, раскачивая язык, - это наше русское изобретение. Появилось оно не сразу. Сначала раскачивали колокол, пока он, бедняга, не начинал неравномерно стукаться о язык. Царь-колокол в свое время именно так раскачивали. Со всех сторон колокольни Ивана Великого на землю спускались веревки, мужики за них хватались и попеременно тянули на себя, расшатывая колокольню приводя в движение колокол-громадину. Очень неудобно и не шибко благозвучно.

8. По тону подобрать колокола до конца 19 века было очень сложно. Как ни старались, а всегда на колокольне оказывалось что-нибудь не в тон. Называли его русские ласково Бараном, Козлом, а также Лебедем (а кто не знает, почему Лебедем, пусть послушает, как эти красавцы поют). Но в конце 19 века, уже в царствование Николая II, священник с музыкальным образованием Аристарх Израилев придумал камертоны для колоколов (кто был в Ростовском колокольном музее, там должен был их видеть). С появлением колокольных камертонов колокола стали подбирать по тону, и было это большое благо. Так что в начале 20 века знаменитые звоны можно было уже слушать и тем, у кого со слухом нормально.

9. На колокольне было холодно и ветрено, но зато какие виды. Вживе они куда лучше, чем вышли у без того простуженной меня. Но и так кое-что поглядеть можно.

Спас-на-Крови и Петропавловка.

DSCN4756

Исаакий, Адмиралтейство и Казанский собор.

DSCN4757

Смольный собор.

DSCN4758

10. Еще на колокольне мы все вместе спели пасхальный тропарь. И поняла я, почему посещение колокольни приравнивается к посещению алтаря. Все правильно.

11. С земли колокольня оказалась не только высокой, но и кружевной. Жестевой козырек от дождя красиво обводит раскреповку.

DSCN4774

DSCN4775

12. Всю дорогу до дома мы распевали колокольные звоны на голоса - "целый блин" - 2"полблина" - 4"четвертьблина" - 8"блинчики-блинчики-блинчики-блинчики!". Целых два часа ребенок хотел быть звонарем. Очень правильная экскурсия для детских душ, да и не только для них - но для детей особенно. Люблю, когда православная церковь проявляет большую мудрость. Хорошая вышла сказка.
Tags: субботняя сказка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments