Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

О Дамблдоре и Боге (1).

Если бы мне снова задали вопрос, Бог ли Дамблдор в мире Роулинг, я бы ответила - конечно, нет! И тут же, подумав, добавила, если собеседник умный: но, конечно, да. А если бы у меня спросили объяснений, то начала бы весьма издали.


Когда я была совсем маленькая, я с радостью воспринимала в каждой очередной сказке, что некая принцесса - самая красивая в мире. Это нормально и в сказке, и для ребенка определенных лет. Даже если наличествовал страшненький портрет оной принцессы, утверждения о прекрасности это никоим образом не меняло. Я тогда верила печатному слову.

Следующая стадия - это примерно так Толкиен. Уровень мифа. Что Арвен самая красивая и не может быть никого прекраснее - безусловно. Хотя с какой-то точки зрения, хотя бы гимлиевской, Галадриэль тоже самая красивая. А вообще-то в Арвен вернулась на землю краса Лучиэнь, нет?.. Короче, красота, оказывается, не совсем безусловная штука. Знакомство с мифами начинает потихоньку приучать растущее сознание к той умной мысли, что дамы всякие нужны, дамы всякие важны.

С возрастом наблюдать в зеркале собственное несоответствие Арвен и прочим принцессам становится еще легче, ибо читаешь, например, "Час быка" и натыкаешься на, как всегда у Ефремова, хорошо подтвержденное логикой утверждение, дескать, самой красивой женщины в мире попросту быть не может. Ликов красоты много. Пиков совершенства тоже много. Не одна Одинокая Гора, но целые Гималаи. Точно так же не может существовать одна самая гениальная книга или картина, одно самое прекрасное здание или стихотворение, и т.д. и т.п. И это прекрасно. Развив собственный вкус, можешь наслаждаться барокко не меньше, чем импрессионизмом или готикой, а "Словом о полку Игореве" не меньше, чем Гумилевым или Шекспиром. Просто некоторые из вершин к душе ложатся ближе, а иные от души подалее.

Мужиков, кстати, сей принцип тоже касается. Вон умный Джексон набрал в "ВК" кучу невероятно красивых мужчин, из коей кучи, тем не менее, каждый истинный фан определенно выбирал/а себе одного и более любимчика, которые были к его (обычно ее, конечно) фанатской душе.

Ну а если еще немножко подумать / повзрослеть, понимается великий жизненный закон во всей его великой жизненности: красота - прекрасно, но человеку нужен не идеал, а половинка. Молли Уизли далеко не Арвен, но сильно сомневаюсь, чтобы ее супруг Артур хотя бы на секунду затруднился с выбором. Или вот Люпин, прямо скажем, далеко не идеален и не то чтобы сильно хорош собой. Если спросить Тонкс, она, скорее всего, согласится, что истинный идеал не стал бы ее мурыжить чуть ли не два года, все никак не определясь, позволить себе ту лав чи не позволить себе ту лав из самых высокоморальных соображений. Так же несомненно, что признание несовершенства Люпина не окажет никакого влияния на решение Тонкс, и Нимфадора Ремуса ни на какой идеал не махнет. Или, наконец, Макгонагалл с Дамблдором, самая закадровая (и, на мой вкус, самая гармоничная, ибо люди встретились, когда уже точно знают, что за половинка им нужна) пара книги - мягко говоря, ни он, ни она не идеальны. А вот поди ж ты.

И что интересно: все этапы понимания сущности отношений "он-она", от прекраснейшей принцессы до раздраженной Макгонагалл в бигудях, халате и с чашкой горячего шоколада, совершенно не противоречат друг другу. Явление одно и то же. В каждой сказке принцесса безусловно самая прекрасная. В сказке, созданной Дамблдором и Макгонагалл, идеальный принц и прекраснейшая принцесса - это они. Просто уровень понимания ситуации четвертый.

Вот поэтому я не понимаю и никогда не пойму оголтелых фанатов какого-нибудь персонажа саги о ГП. Фанатеть от героя Толкиена - это нормально, это миф. Фанатеть от героя Роулинг - мягко говоря, не совсем верно, ибо у создательницы великой саги нашего времени уровень подхода к героям - не второй, но четвертый из вышеперечисленных. А живые люди - они всегда вроде результатов работы прекрасного повара. На их восприятие сильно влияет наш собственный вкус и то, какой половинки просит наша половиночная душа. Закуски выше всяких похвал, борщ превосходнейший, второе замечательное, десерт фантастический... но вот я, к примеру, в любом виде, кроме сырого, капусту не люблю. И с восприятием рыбы имею проблемы. Вот мясо и картошку - пожалуйста, на мой взгляд, вы их ничем не испортите.

В этом, думается мне, и есть секрет особой жизненности роулинговских персонажей. Они настолько живые, что раздражают, как обычные люди. Каждый из нас обладает своим набором достоинств и недостатков, каждому нужна своя сугубо индивидуальная половинка. С идеальной Арвен не повесился бы через сто лет только идеальный Арагорн, остальные столько рядом с идеалом не протянут и очень скоро захотят блюда попроще.

Никто не круче из весьма похожей и весьма непохожей парочки "Снейп-Сириус". Попросту они - картошка и варенье. Оба очень сытные и качественные продукты, но не самые сравнимые меж собою. Я бы лично предпочла не пережирать ни того, ни другого, но хорошо приготовленная картошка, как и хорошо приготовленное варенье, есть, несомненно, милость богов. Лично меня и Снейп, и Сириус регулярно раздражают, но восхищают куда чаще, ибо оба в своем картошечном / вареничном роде экземпляры почти совершенные.

Снейпоманки никогда не договорятся с сириусоманками, пока не выйдут из рамок взгляда на мир уровня 1-2, максимум 3, на уровень 4. Конструкция "Сириус идеален, ибо он мною любим" есть весьма опасная штука, ибо кровь застит глаза, теряющие способность воспринимать суровую, но насмешливую реальность. Любой хороший человек у Роулинг, как из числа героев первого ряда - Снейп, Сириус, Люпин, Дамблдор, так и второго - Джеймс Поттер, Фред и Джордж Уизли и т. д. и т.п., - все есть ярко выраженные индивидуальности. Присмотревшись к тому, что сказано Роулинг о герое, всегда найдешь ответ на вопрос, как он сделает что-либо, привнеся в поступок свой сугубо индивидуальный окрас. Ну, например, спасет чью-либо жизнь. Или, наоборот, станет кого-нибудь убивать. И как именно каждый из них объяснится в любви / набьет морду недругу, а также ошибется. И, конечно, как именно будет смешон. И как - прекрасен и героичен. Каждый читатель волен найти свою любимую картошку или свое драгоценное варенье и им восхищаться, но нормальный взрослый гурман, то есть, простите, читатель не станет отрицать, что капусту Роулинг тоже потушила превосходно, и на нее можно полюбоваться, а также даже испробовать и попытаться понять, так ли уж плох и невнятен способ решения капустой своих жизненных проблем.

В общем, такая большая книга о вкусной и большей частью здоровой пище получается. Выбирай - не хочу, но не забывай, что каждому свое меню.

И только один персонаж, на мой взгляд, из этого ряда сильно выделяется. Я, конечно, о Дамблдоре. Потому что, будучи несовершенным человеком - и с этого уровня рассмотрения никоим образом не являясь Богом, - он на следующем уровне взгляда как раз именно функции Бога и выполняет.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments