Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

Немножко о подтекстах у Мартина

Дача - это прекрасно. Даже Мартин там читается не так безнадежно-трагически, как обычно. Хочется обращать внимание на светлые стороны и авторскую иронию. Ирония, конечно, запрятана глубоко, куда тщательнее, чем у той же Роулинг, и смеха куда меньше, но забавно временами весьма. Хотя бы в дружески-деловом разговоре Роберта и Неда на конях в чистом поле, который начинается со свадьбы Дени, а потом прыгает по таким ухабам, что просто загляденье. И сильные стороны обоих налицо, и, конечно, слабые. Игра не только престолов, но и характеров. Как, по гамбургскому счету, смешно, когда Роберт вдруг начинает вопить насчет того, сколько сотен раз негодяй Рейегар изнасиловал бедняжку Лианну. Бедный Нед. Он же добрый малый, Роберта любит, не может же он сказать в лоб - идиот, она с мечом народ гоняла на харренхольском турнире, в ней волчья кровь бушевала, как можно изнасиловать такую женщину сотни раз? (Я уж не буду про то, что вряд ли вообще женщину можно изнасиловать сотни раз. Это, знаете ли, уже как в анекдоте про "вчера изнасиловали, сегодня изнасиловали, завтра опять пойду".)

А как забавен Нед, когда начинает длинно и муторно проводить психоанализ Джейме в день убийства Эйериса в духе хорошего мальчика, но нигде ни разу не психолога Гарри Поттера, вечно и с невероятным успехом анализирующего выражение морды лица профессора зельеделия? Роберт понимает дело куда правильнее. Ну сел семнадцатилетний парень на трон, посидел немножко, и что? Может, устал, хлопотное это дело - убивать королей, говорит он, и совершенно прав. А еще восхитительно, как Роберт умудрился на довольно длительный срок обаять даже этого самого Джейме, брата-любовника жены. Сказать после собственной коронации - слышь, тебя Цареубийцей прозвали, смотри, чтобы это у тебя в привычку не вошло, - и гомерически заржать, - как это великолепно. Прямо скажем, король из Роберта был куда лучше, чем из Неда десница.

Но самые корки - это когда други кружат возле щекотливого вопроса смерти Лианны и всяческих детей-Таргариенов, которые в сознании Неда как-то подозрительно тесно сплетены. А тут еще разговор невзначай касается Джона. Что ж за девка-то была такая шикарная, что даже тебя соблазнила? - по-мужски интересуется Роберт. И получает единственное за время разговора четкое и прямое обращение по имени. Так-то Нед его все то милордом, то светлейшим, то государем, и так далее. А тут моментально - закрой хайло, Роберт, и оставим эту тему навеки.

Ну понятно, что очень просто расшифровать это в духе "не напоминай мне о моем нравственном падении, а то в зуб дам". Типа простой примитивный Нед. Но Нед-то на самом деле при всей наивности в определенных вопросах далеко не прост и не примитивен, вот в чем проблема. Скорее уж это сигнал, что дело дошло до того, что при любом следующем вопросе ему придется лгать, а он и лучшему другу лгать не хочет и не может, и вообще не любит лгать. Один-единственный раз, опозорив себя (и жену, между прочим), взял на душу грех, солгал ради спасения ребенка, дескать - мой бастард. Все. Больше ни единого слова лжи, а то будет совсем невыносимо.

Как Нед там Арье позже говорит - "в этой лжи нет бесчестья". Да. Бесчестья в этой лжи нет ни капли. При помешательстве Роберта на Таргариенах - единственный способ спасения ребенка.
Tags: Мартин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments