Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

Буджолд, про разделяющий ножик-2

Это ужасно. Особенно если вспомнить о том, как Буджолд работала раньше. Некоторый непрофессионализм у нее всегда присутствовал, но она успешно добирала свое глубиной мысли и юмором.

Новое творение будет интересно разве девочкам, которые задаются вопросом - а что употребляли при месячных наши пращурки, когда прокладок с тампонами не было? Ну и еще, возможно, как пособие для соития номер два.

1. Про второй в жизни трах.
"Кожа, вспотевшая в жаркий день, чесалась под лубком и бинтами. Касаться Фаун рукой он не мог[Вторая рука у несчастного героя отсутствует, так что ею он тоже, извините, не может]. Что ж, было кое-что, что он сумеет сделать языком — особенно сейчас, когда Фаун вернулась, закончив раздевание, и прижалась к нему, — хотя добраться до нужного места в нужный момент в этой позиции было бы нелегко.
Фаун оторвала губы от губ Дага и начала передвигаться ниже. Это было замечательно, но казалось почти излишним; в конце концов, прошло больше недели...
«Раньше проходили годы, а я их едва замечал».
Даг попытался расслабиться и позволить Фаун любить себя. Из расслабления ничего не получилось. Бедра Дага резко дернулись, когда внимание Фаун сосредоточилось на нижних частях тела. Фаун перекинула ногу через Дага, повернулась к нему лицом и попыталась найти нужную позицию. Потом замерла.
— Э-э?.. — Даг попытался вежливо задать вопрос, но издал только какой-то неразборчивый звук.
Лицо Фаун было напряженным.
— У меня должно было получиться лучше.
— Масло? — прокаркал Даг.
— Разве мне для этого должно быть нужно масло?
«Нет, будь у меня рука, чтобы подготовить тебя...»
— К черту «должно», делай то, что помогает. У тебя на лице не должно было бы быть такой растерянности.
— Хм-м... — Фаун поднялась, дотянулась до седельной сумки и стала в ней рыться. Сзади, когда она наклонялась, открывался тоже очень приятный вид... Раздалось победное восклицание, потом Фаун ойкнула и остановилась, потирая одну ногу о другую: наступила на камешек. Да разве сейчас время обращать внимание на какой-то камешек?
Наконец она вернулась и скользнула по Дагу. Маленькие руки стали втирать масло, что заставило Дага подпрыгнуть, хоть он тут же взял себя в руки. Пусть она делает что хочет и не спешит... Так Фаун и попыталась сделать.
На ее лице снова появилось целеустремленное выражение.
— Девственность ведь не может восстановиться, верно?
— Не думаю, что такое возможно.
— Я не думала, что во второй раз будет больно.
— Наверное, просто мышцы не привыкли. Еще не научились... требуется практика. — Невозможность обхватить руками бедра Фаун и направить куда нужно сводила Дага с ума.
Фаун моргнула, обдумывая услышанное.
— Это правда или еще одна хитрая выдумка дозорных?
— А разве не может быть одновременно и того, и другого?
Фаун усмехнулась, поерзала и расцвела.
— Ах! Дело пошло!
«И в самом деле пошло».
Даг охнул, а Фаун медленно и очень, очень тесно прильнула к нему.
— Да... очень... здорово.
— Ведь ребенок целиком вылезает оттуда, — пробормотала Фаун. — Наверняка должно было бы растянуться посильнее".



2. Про то, из чего были прокладки, которые открыла Маша.
"Месячные Фаун начались на следующий день после отъезда Дага; это не было неожиданностью, но послужило неприятным напоминанием о слишком многих разочарованиях. Сарри показала Фаун, как местные женщины пользуются в таких случаем пухом рогоза, набивая им тряпичные мешочки; его потом можно было выкинуть в отхожее место, что делало стирку мешочков не таким утомительным делом. Это, конечно, утешало, но не слишком, и Фаун провела два унылых дня, почти не вставая..."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments