Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

О глазах Лили в свете постмодернизма.

Современное общество явно перетаращилось на фсякие мексикано-бразильские сериалы. Иначе как понять, что, куда ни ткнусь, в девяти случаях из десяти встречаю примерно следующую душнораздирающую трактовку темы "о, последний! последний взгляд Снейпа в глаза любимой женщины!".

...и, поглядев на Гарри из лужи крови, героически умирающий Снейп прохрипел в унисон мексикано-бразильской музЫке:
- Посмотри на меня в последний раз ЕЕ глазами! Столько раз глядел я эти годы пристально в ЕЕ глаза на твоем лице, хочу сделать это перед кончиною в последний раз.
И посмотрел тупой, но небезнадежный Гарри на Снейпа глазами Лили.
И, глянув в любимые глаза, помер Снейп совершенно щасливый под латиноамериканский оркестр тутти.


Ладно, не будем сейчас про легилименцию. (Хотя недурно бы помнить, что всякий раз, когда Снейп углубляется взором в глаза Лили на лице ненавистного Поттера, он не столько сентиментами, сколько учетом и контролем занят.)

Я лучше про то, что глаза любимой на лице ЕЕ (но не ЕГО!) сына могут вызывать в мужчинах самые разнообразные чувствия.

Касательно английских мужчин в данной ситуации мы даже располагаем литературными данными. В очень популярном произведении очень известной английской писательницы тема "отношение одинокого, но верного индивидуума к глазам любимой на лице ее, блин, ненавистного ребенка" звучит так похоже, что у меня лично никаких сомнений - из Остин Роулинг широкой рукой брала, из Диккенса брала, ну как ей обойти Эмили Бронте?

"Они вместе подняли глаза на мистера Хитклифа. Вы, может быть, не замечали никогда, что глаза у них в точности те же, и это глаза Кэтрин Эрншо. У второй Кэтрин нет других черт сходства с первой — кроме разве широкого лба и своеобразного изгиба ноздрей, придающего ей несколько высокомерный вид, хочет она того или нет. У Гэртона сходство идет дальше. Оно всегда удивляло нас, а в тот час казалось особенно разительным, оттого что его чувства были разволнованы и умственные способности пробуждены к необычной деятельности. Уж не это ли сходство обезоружило мистера Хитклифа? Он направился к очагу в явном возбуждении; но оно быстро опало, когда он взглянул на юношу — или, вернее сказать, приняло другой характер, — потому что Хитклиф все еще был возбужден. Он взял у Гэртона книгу из рук и посмотрел на раскрытую страницу; потом вернул, ничего не сказав, только сделав невестке знак удалиться. Ее товарищ не долго медлил после нее, и я тоже поднялась, чтоб уйти, но хозяин попросил меня остаться.
— ...Нелли, близится странная перемена: на мне уже лежит ее тень. Я чувствую так мало интереса к своей повседневной жизни, что почти забываю есть и пить. Те двое, что вышли сейчас из комнаты, — только они еще сохраняют для меня определенную предметную сущность, представляются мне явью, и эта явь причиняет мне боль, доходящую до смертной муки. О девчонке я не буду говорить, и думать о ней не желаю! Я в самом деле не желаю ее видеть: ее присутствие сводит меня с ума. А он — он вызывает во мне другие чувства; и все же, если б я мог это сделать, не показавшись безумцем, я бы навсегда удалил его с глаз. Ты, пожалуй, решила бы, что я и впрямь схожу с ума, — добавил он, силясь улыбнуться, — если б я попробовал описать тебе все представления, которые он пробуждает или воплощает, тысячу воспоминаний прошлого. Ведь ты не разболтаешь того, что я тебе скажу; а мой ум всегда так замкнут в себе, что меня наконец берет искушение выворотить его перед другим человеком.
Пять минут тому назад Гэртон мне казался не живым существом, а олицетворением моей молодости. Мои чувства к нему были так многообразны, что невозможно было подступиться к нему с разумной речью. Во первых, разительное сходство с Кэтрин — оно так страшно связывает его с нею! Ты подумаешь, верно, что это и должно всего сильней действовать на мое воображение, — но на деле в моих глазах это самое второстепенное: ибо что же для меня не связано с нею? Что не напоминает о ней? Я и под ноги не могу взглянуть, чтоб не возникло здесь на плитах пола ее лицо! Оно в каждом облаке, в каждом дереве — ночью наполняет воздух, днем возникает в очертаниях предметов — всюду вокруг меня ее образ! Самые обыденные лица, мужские и женские, мои собственные черты — все дразнит меня подобием. Весь мир — страшный паноптикум, где все напоминает, что она существовала и что я ее потерял. Так вот, Гэртон, самый вид его был для меня призраком моей бессмертной любви, моих бешеных усилий добиться своих прав; призраком моего унижения и гордости моей, моего счастья и моей тоски…
Безумие пересказывать тебе мои мысли; но пусть это поможет тебе понять, почему, как ни противно мне вечное одиночество, общество Гэртона не дает мне облегчения, а скорей отягчает мою постоянную муку; и это отчасти объясняет мое безразличие к тому, как он ладит со своей двоюродной сестрой. Мне теперь не до них".


Я вообще так думаю, что, если хорошо порыть в истории Хитклифа, и другие аналогии со Снейпом найдутся...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments