Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

Малоизвестный Петергоф: три истории любви. История третья. Царицын и Ольгин павильоны (2)

Колонистский парк с Ольгиным прудом и островами находится почти напротив знаменитого Верхнего парка, но по другую сторону Петергофской дороги; а кроме того, прикрыт огромным и ярким Петропавловским собором. Чтобы попасть на острова, надо обойти собор слева, выйти к пруду, обсаженному старыми и очень красивыми серебристыми ивами, опять-таки взять влево и по берегу дойти до дамбы, ведущей на Царицын остров.

Раньше дамбы, конечно, не было, а был паром до каждого из островов. Может быть, когда-нибудь. А может быть, и нет. Петергоф, конечно, получает от туристов очень большие деньги, но не здесь, а там, где толкотня и фонтаны. Нижний парк и прочие модные места дают возможность содержать такой в высшей степени элитный уголок, как острова.

Очередей здесь практически не бывает. Группами по 12 человек туристы, заплатив по 300 рублей за взрослого и 50 за ребенка, проходят по дамбе на Царицын остров, потом через понтонный мостик - на Ольгин остров, и обратно. Уголок настолько прекрасный, что я всей душой за решение Знаменова - оставить его для немногих, рекламы не давать и затоптать не позволить. Что будет дальше - Бог весть, а пока, вот уже три года, острова прекрасны, и с каждым годом все прекраснее. Определенная труднодоступность (острова еще и закрывают в дождь, чтобы не повредить маленьким комнатам павильонов) им лишь на пользу.

С колоннады Петропавловского собора очень хорошо видны оба острова, и то, как они расположены на Ольгином пруду, оно же бывшее Утиное болото. Если бы Николай не позаботился, болото было бы и до сих пор - между пятиэтажными бетонными новостройками, конечно.

Но Николай позаботился. Охотничье болото осушили, выкопали пруд, засадили берега романтическими серебристыми ивами и стали устраивать на двух островках пруда итальянский рай.

Царицын остров с колоннады. Слева дамба, справа кусочек понтонного моста, ведущего на Ольгин остров.



Ольгин остров с колоннады. Собственно павильон, правда, скрыт за деревьями. Видите, там желтенькое белеется?



Царицын павильон построил все тот же А.И.Штакеншнейдер, что и Сергиевку, и Собственную дачу, и Бельведер, и, между прочим, Ольгин павильон тоже. Талантливый был человек, со стилем, пусть и эклектическим. Царицын павильон построен в какой-то степени по образцу и в какой-то же степени по подобию античных вилл, но, скажем так, в роскошно-мечтательно-райском античновилловом варианте. Здесь никогда не жили, но только приезжали отдохнуть. Поэтому внутри павильона - античный атриум с фонтаном, заботливо прикрытый сверху стеклянным куполом (чай, все-таки не Италия, но лишь мечта), комната для отдыха с диванчиками в трех нишах, столовая, буфетная, кабинет императрицы, немного сбоку и с отдельным входом башня с кабинетом императора, чтобы работать и жене не мешать - и все. Сюда приезжали отвести душу.

Павильон красив внутри необыкновенно, в том числе античной яркостью и одновременно гармонией красок и массой подробностей, которые надо видеть. Снимать не разрешают. Наверное, правильно делают. Зато разрешают снимать снаружи в садиках.

Садиков на Царицыном острове три: тот, в который входишь с дамбы, с мраморной скамьей и фонтаном; внутренний садик павильона и замечательно душистый цветник за павильоном.

Первый садик, конечно, лучше смотрится на солнце. И мрамор скамьи пронизан светом, и цветам веселее, и фонтан-колокол весь в бликах, и сам павильон итальянистее смотрится. Правда, в этот раз погода почти не побаловала. Почти. В последний момент, когда все уже надели бахилы и готовились, сдав зонтики, зайти в павильон, блеснуло солнце. Лучше что-то, чем ничего. Но на всяк случай и для сравнения старые фотки даю тоже.





В уголке первого садика - симпатичная бронзовая скульптура, а в нише павильона - еще одна, античный мальчик, приветствующий солнце. Естественно, копия копии. Нет, точнее - копия копии копии. Просто копия была вывезена немцами в войну и бесследно пропала. Сейчас в духе мира, дружбы и жвачки немцы же сделали копию копии копии из своих музеев и торжественно нам подарили. А мы не менее торжественно обрадовались. Это история всей русской жизни - сначала у нас крадут, потом возвращают, а мы всем миром радуемся и благодарим.



Фонтан в центре садика, в бассейне: Нарцисс упорно смотрится в свое отражение в водной глади, не в силах заняться чем-нибудь более продуктивным, а перед ним водяная пленка укрывает букет цветов в корзинке. Цветы всегда свежие и всегда по сезону. Видела я там и розы, и астры, и нынешний сентябрьский осенний букет, - и всегда с большим вкусом подобрано.





Чтобы попасть во внутренний садик, нужно пройти через павильон.

Вход здесь. Зелененький металл - это не патина, а оксидированная бронза.



Интерьеры рекомендую смотреть вживую, впечатление остается очень сильное. Протравлю байку только про одну деталь - настоящую античную мозаику на полу буфетной. Не то чтобы потрясающая была мозаика, но ведь самая настоящая - и с историей. (Кусочек мозаики - здесь. http://www.peterhof.ru/?m=16&p=214)

Ну, во-первых, в свое время великий Наполеон спер сию простенькую мозаику из самой что ни на есть Италии, а поскольку жадным он никогда не был, к тому же наворовал много, то подарил мозаику пасынку Евгению Богарне. А младший сын Евгения Богарне, Максимилиан Лейхтенбергский, как мы помним, женился на Марии Николаевне. Далее источники расходятся - то ли Макс эту мозаику тестю Николаю подарил, то ли Николай ее у Макса купил, то ли вообще имела место длительная борьба благородств. Короче, мозаику разрезали на квадраты, привезли и сложили вновь на полу небольшой столовой Царицына павильона. Где она и лежит до сих пор, недурно сохранившись.

Но война же! - скажет тут мне уважаемая общественность. - Не говоря уж о 70 годах Советской власти! Что тут могло от настоящей античной мозаики остаться? А я с удовольствием расскажу в ответ, что мы, питерские, конечно, не совсем чехи, но тоже не без смекалки. Буду жива, как-нибудь соберусь рассказать потрясающую историю, как девчонки без мужиков спасали перед приходом немцев Павловск - и ведь очень многое спасли. А на Царицыном острове было так. На мозаику спешно положили доски и по-быстрому покрасили их половой краской, да еще и пылью присыпали. И доверчивые немцы так и не сообразили за три года поискать, что же там под досками у некультурных русских. Ну а после войны снимать доски никто не торопился. Так и дожила мозаика до нашего времени.

О другом не буду, хотя потрясающего там много - и античные люстры, и фонтан прямо в доме, и два специально для этого павильона заказанных сервиза - Этрусский и Коралловый, и мозаичные столики, и самая настоящая морская губка в кабинете Александры Федоровны, и много еще всего. Вперед, во внутренний дворик.

Внутренний дворик - это такой кусочек, который еще не сад-цветник, но уже и не павильон. Нечто среднее. Переходная зона. И крыша там переходная - когда-нибудь снова вырастет виноград и затянет штакетины. И будет невероятно красиво, хотя, впрочем, и сейчас ничего. Два фонтана - один простенький (ну, насколько в таком месте могут быть простенькие фонтаны), другой с глубокой чашей, где живут настоящие золотые рыбки. Мраморная скамья для должной организации любования фонтанами и вообще садиком. Много мраморной скульптуры, все весьма романтическое.



Чаша с золотыми рыбками.



Скамья.










Из внутреннего садика лестница ведет наверх в башню, в кабинет Николая, - туда простых смертных не пускают, а жаль, думаю, вид оттуда на цветники необыкновенный. Жадюги петергофские музейщики, хоть бы картинку где-нибудь выложили повздыхать. Лестница, в знак того, что это уже мужская территория, оформлена не столько мраморной, сколько бронзовой скульптурой. Штакеншнейдер был, может, и не великий, но необыкновенно тонкого вкуса человек.




Еще хороша собою пергола, которая заканчивается, не в пример остальным питерским перголам (это такой коридор из легких колонн под открытым небом, увитый чем-нибудь вьющимся), тупиком с нишею, и в нем - мраморная скульптура "Мальчик, просящий милостыню". Мальчик настоящий. Одни источники говорят, что он был удачно закопан. Другие - что вообще лежал в пруду. Короче, не попался на глаза ни немцам, ни большевикам, что и спасло. Пергола увита виноградом, который за два года сильно разросся, а осень придала листьям совершенно особенный цвет.

2005 год, через два дня после открытия.



Пергола сейчас.





Пергола снаружи.




Цветник надо не только смотреть, но и нюхать. А посему лучшее время для визита сюда - конец июля и август. Хотя и в июне, и в сентябре тоже есть аромат - душистый горошек пополам с гелиотропом; но остальное, включая замечательные розы, привезенные и собственноручно посаженные настоящей потомкой Романовых (о стыд, позор и увы мне, забыла, кем именно), либо уже, либо еще не пахнет.

Две пары фоток: пара моих и пара начала августа 2006 г., любезно предоставленных мне Таинственным И Прекрасным Фотографом, У Которого Обычно Фотографии И Клянчу.









Еще в цветнике чудесная достопримечательность - колонна, составленная из белых и голубых стеклянных трубок. В 1854 году прусский король Фридрих Вильгельм IV преподнес ее в подарок любимой сестре Шарлотте, она же императрица Александра. Это была третья такая колонна - первые две стояли в саду прусского короля в Потсдаме и на т.н. Острове роз в Баварии. В войну колонну, конечно, разбили. Несколько лет назад благородные немцы сделали колонну по новой и подарили Петергофу, по поводу чего благодарные русские в очередной раз отпраздновали празднег.





У выхода с Царицына острова на понтонный мостик, ведущий к Ольгиному острову, - художественные руины, включающие в себя угадайте что, спросила нас экскурсовод? Эльф поднял руку. Нет, нет, пусть говорит, остановила мой шип экскурсовод, готовясь поправить неразумного ребенка. Обломки третьего ринальдиевского Исаакиевского собора! - отрапортовал эльф. Первый раз в жизни видела, чтобы хороший образец петергофского экскурсовода потратил пару секунд на найти что ответить. Ото ж. Зря, что ли, маму столько вечеров терзали требованиями "расскажи мне про четыре Исаакия"?



С понтонного мостика очень красиво смотрится терраса-пристань Царицына павильона. С земли ее не оценишь. Вряд ли сюда будут прибывать экскурсанты на лодках; но помечтать-то не вредно, правда?



Вид на Царицын павильон с Ольгиного острова.





Ольгин остров - тоже уголок рая, но совсем с другим акцентом.






И дело не в том, что Николаю на жену денег было не жалко, а на дочь жалко. Просто этот рай не цветникового типа, а скорее такой рай, как его устраивают в монастырских садах. Зелень, покой; цветы, конечно, есть, но не ковром, а куртинками; посадки клубники, которая обязательно должна быть в раю (говорят, этот год был клубничный, объелись и охрана, и экскурсоводы).



В цветах была замечена очень красивого вида капуста. Видимо, тоже элемент райского блаженства.




Еще сюда прекрасно вписались подаренная Венецией Петербургу настоящая гондола (долго думали, что же с ней делать, куда ее деть в Петропавловке, и с великим удовольствием подарили Петергофу), а также непременный атрибут рая - райские птицы, павлины и фазаны. Птицы раньше ходили по острову свободно и привольно, умиляя посетителей элитарнейшего музея Петербурга. Павлин поднимался по лестнице павильона и стучал в стекло французского окна второго этажа, умиляя туристов еще больше. Потом, правда, из озера пришла выдра, сожрала одного из фазанов и павлиниху, так что птиц пришлось посадить в вольеры; но нужный колорит рая живность по-прежнему создает.

Сам павильон - четырехэтажный и намеренно похож на южноитальянскую виллу. Подарен Ольге к свадьбе на память понятно о чем. В первом этаже - столовая и буфетная, где выставлены предметы из приданого новобрачной, фарфор и серебро. Маленькая-маленькая табличка в шкафу рассказывает, как серебряный сервиз вернулся туда, откуда были сперт после революции. Под досками такое не спрячешь, конечно. Но несколько лет назад один хороший банк, а именно акционерный банк "Россия", решил заняться благотворительностью, купил на аукционе в Европе 19 предметов столового серебра из Ольгиного приданого и подарил Петергофу. Что лишний раз доказывает, что и на Марсе есть жизнь среди людей богатых встречаются люди со вкусом и даже, страшно сказать, нравственные.



На втором этаже, там, куда стучался павлин, пока его не защитили от выдры, - кабинет Ольги. На третьем - кабинет Николая. Четвертый этаж - смотровая площадка под навесом. На самом деле смотреть там не так уж много на что, потому что Колонистский парк с трех сторон сжат подступающими новостройками. К счастью, 3-5 этажными, но это не очень утешает.

У этого павильона тоже есть пристань.



Два вида на павлинью лестницу.





Ну и сам красавец.




Думала я показать, что было на островах до того, как Знаменов начал реставрацию, но решила сказку не портить. Так что в качестве дополнительного бонуса - памятник А.И.Штакеншнейдеру возле Ольгина павильона...





...и вид на Петропавловский собор с Ольгиного острова из райских зарослей малины.



Конец трех историй о любви из серии "Малоизвестный Петергоф".

Все картинки кликабельны.
Альбом целиком здесь - http://photofile.ru/users/anna_yak/3086776/.
Альбом 2005 года здесь -http://photofile.ru/users/annaya/580281/.

(А где фотографии двух визитов года 2006, сама бы хотела знать).
Tags: Петергоф, пригороды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments