Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

Немного об одном из Даров

С плащом понятно, с палочкой в целом тоже... камень-то зачем? В чем его функция? Помочь Гарри справиться со страхом путем психотерапевтической деятельности добрых призраков, а потом быть затоптану на лесной полянке, и туда ему и дорога? И для этого Дамблдор сделал так, чтобы снитч открылся в четко обозначенное время, а именно - ну прямо совсем перед тем, как Гарри получит Аваду от Волдеморта?

По-моему, это подростковый уровень въезжания в ситуацию. Ну, или тех, кто ради компенсации собственных тараканов делает плохих хорошими, Дамблдора чудовищем, а Сириуса, гы, девственником.


Рассмотрим событийную цепочку.

1. Гарри долго не может открыть снитч.
2. Снитч поддается открытию прямо перед встречей на поляне, причем совершенно понятно, что Волдеморт сейчас Гарри убьет.
3. Гарри вызывает группу поддержки, что ему, несомненно, облегчает крестный путь; но вообще при его безмерном чувстве долга и прекрасной натуре он, уважительно думается мне, и сам бы с пути не свернул.
4. Волдеморт пуляет Авадой.
5. Гарри попадает на Кингс-Кросс, где имеет место скулящая под мебелью часть души Томми, так и не развившаяся из младенческого состояния (впрочем, там и остальные части недалеко ушли). И - несомненно мертвый Дамблдор.
6. В результате нежнейшего, но все-таки мозговправительного разговора Гарри ведет себя правильно, то есть младенца не трогает, к жизни возвращается и готов к единственно правильным действиям, включая, между прочим, последний безнадежный бой за душу Волдеморта.
7. Все заканчивается по справедливости.

Я лично не вижу другой оккамнобритвенной возможности, как то, что Камень нужен для вызова Директора и обеспечения последней беседы с последними (и безмерно ценными, между прочим) советами для младого героя. Оно же - последняя страховка любимого ребенка. Оно же - последняя возможность сказать любимому ребенку о своей любви. Тогда все получается стройно, логично, прекрасно, безупречно нравственно и, между прочим, достойно уровня Роулинг, многократно продемонстрированного ею в других местах. Между прочим, разговор на Кингс-Кросс и безусловная правда оного разговора настолько важны для Роулинг, что она поставила соответствующую цитату в один из эпиграфов к книге. Что, прямо скажем, не слабо.

Ну и Дамблдор в очередной раз выходит прекраснейшим нравственнейшим человеком. Увы, приходится в очередной раз не без грусти констатировать, что те, кто компенсирует свои простенькие комплексы за счет героев Роулинг, текст внимательно читать не в состоянии.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments