Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

О чуде

Чудеса - существа застенчивые, перед кем попало и по заказу не случаются, об этом ну вот например Честертон мудро говорил. Вроде как заставить суровую миссис Смит назвать мужа любимым лапушкой перед девяноста девятью скептическими свидетелями. Ни за что не назовет, и я ее отлично понимаю. Но, продолжал мудрый Честертон далее, если мне надо чудо, я знаю, где его найти.

Не совсем понимаю, нашла ли я чудо, но человек, который рассказывал, похоже, нашел. Ничего такого шумного или картинно фантастического, вполне обыкновенное чудо, приключившееся с иконой, переданной одной бабушкой из дома престарелых Никольской церкви в поселке с ужасающим во всех разумных отношениях названием "поселок им. Свердлова". Раньше это была немецкая колония Овцыно, а сейчас ну вот понимаете что. Это по правому берегу Невы, немного южнее города, в бывшей усадьбе Пироговых, родственников хирурга, не знаю, насколько близких. Красивое место на самом деле - небольшое, совсем не автострадное шоссе почти по берегу Невы, сразу за шоссе - полуразрушенная кирпичная башня вполне готишного виду сильно непонятного назначения, рядом бывший усадебный дом Пироговых, в котором сейчас как раз церковь. Очень теплая, уютная, атмосферно правильная какая-то внутри. Снаружи далеко не шедевр архитектуры, но, собственно, что касается церкви, внешний вид не главное.

Водил нас там местный экскурсовод из числа в церкви служащих, Саша. Рассказывал много интересного, как говорили ранее, все более одушевляясь. И вот когда дело дошло до одной иконы, с виду вполне заурядной, такое, знаете, в окладе изображение Богородицы с Младенцем, рассказал следующее. Икона эта была у одной питерской бабули, видимо, семейная, в очень, очень нехорошем состоянии - когда сняли совершенно черный оклад, пахнуло таким табачищем и прочим, что ох. Живописный слой мощно осыпался. Бабуля часто пыталась пристать к разным реставраторам, чтобы с ликами что-нибудь сделали - лик Богородицы осыпался совсем, а лик Младенца не просто осыпался, на нем была даже ямка. Такая вот ямка была, раза три повторил повествующий и сделал такое нечаянное движение рукой, по которому стало ясно, что он эту ямку видел, помнит и вообще говорит абсолютную правду. Реставраторы отнекивались, за икону не брались и советовали бабуле оставить пустую затею, потому что ну правда уже ничего там нет, осыпается, конец иконе.

А поскольку раз в неделю служители храма бывают в доме престарелых, не надо говорить, наверное, зачем, бабуля эту икону им подарила.

Привезли они икону и поставили в церкви постоять. Ну, новые иконы мы всегда вот так ставим, чтобы место свое нашли, так примерно продолжал рассказывающий. Они походят-походят и где-нибудь приживутся. Тут, конечно, вылезло натуралистическое из нашей медсреды и спросило строгим голосом, как это иконы могут ходить. Ну как оно бывает, как вот в доме место ищут, попытался честно объяснить рассказывающий, то один переставит, то другой, потом глядишь - икона на своем месте, и уже никуда ее убирать не надо, как здесь и была. Натуралистическое поджало губы и ушло пить чай обиженное.

И вот стояла эта несчастная темная икона без ликов, пока мимо не пробежал местный строгий и неробкий батюшка, в седьмом поколении священнослужитель, в роду двое святых. Хоть бы вы, сказал он в адрес тех, кто в церкви в тот момент трудился, чем полезным занялись - лики восстановили. И ушел по своим многотрудным делам.

А через пару дней тот же батюшка радостно похвалил работников, сказав - ну вот! молодцы! сделали что-то полезное! И снова убежал по делам. А трудящийся народ стал смотреть икону и спрашивать друг друга, кто. Потому что лик Богородицы этак явственно на иконе проступил.

И пришли местные к выводу, что никто икону не трогал, у всех и так дел было навалом. А через несколько дней в ямке, на месте лика Младенца (тут рассказывающий снова сделал то движение рукой) появилась ну вроде как знаете (тут рассказывающий честно попытался объяснить) как корочка на ране, только не кровь как будто запеклась, а сукровица. И стала ямка потихоньку затягиваться.

А потом восстановился лик.

А потом отчистился сам собою оклад и показались камешки.

И как всякому нормальному человеку, рассказывающему очень-очень хотелось как-то объяснить то, что происходит. Ну или по крайней мере посмотреть, как происходит процесс. Я, сказал он, все смотрел и хотел поймать, ну как же происходит это, ведь такого вроде не бывает.

А потом иконе помолилась местная служительница, у нее забирали единственного сына в Чечню, и были самые горячие в плане таких заборов годы. И когда парень был уже на пункте сбора, у него вдруг, простите за прозу, страшно скрутило живот. Бедняга засел в туалете надолго. Потом, выйдя наконец, обнаружил, что за это время уже разобрали абсолютно всех новобранцев, и он остался один. Ну что делать? - помозговало местное начальство. И его срочно устроили служить в Пушкин, он же бывшее Царское Село, а ни в какую не в Чечню.

К чему я это. Строго говоря, не знаю, точно ли суровая миссис Смит произнесла все нежные слова, которые ей приписывают, то бишь является ли чудотворной данная икона, в каких областях и насколько. Не мне судить. Но когда рассказывающий рассказывал, он в свои слова верил абсолютно и полностью.

P.S. Ссылочку дам посмотреть снаружи - http://russian-church.ru/viewpage.php?cat=petersburg_area&page=201
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments