Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Category:

Секс, импринты и безграничная мудрость старух. Про Мартина

Я еще почему так люблю Мартина - модель реальности проработана так точно и тонко, что ни одна нитка не повисает, все играют гобелен, прекрасный как литературно-художественно, так и жизненно. психологически и вообще этически. Вот хотя бы дотракийцы. Вроде все понятно. Кочевники, они и есть кочевники. Тьмы и тьмы и тьмы с раскосыми и жадными очами, которым зело любо ломать коням тяжелые крестцы и усмирять рабынь строптивых. Люди в целом и общем темные. Истерический Визерис в кои-то веки прав, говоря о них, что дикари, мол. Однако своя, кочевническая, честь. Своя, кочевническая, жестокость. В общем, люди типа. Очень убедительно. Автору зачот за реализм.

Однако если копнуть, там такой отличный второй слой, что автору впору не зачот выставлять за создание убедительной культуры, а присваивать ученую степень.

Ну, во-первых, имеет место быть давнее, великое и в общем потерянное прошлое. Мартин вообще-то, конечно, страдает гигантизмом, тридцатиметровые бронзовые жеребцы, образующие ворота единственного дотракийского типогорода (на самом деле городом его можно назвать с большой натяжкой), это, вероятно, чуточку слишком. С другой стороны, это громкая заявка на привлечение читательского внимания к весьма странному объекту, каковым сей как бы город является. Большое, в основном пустующее место под горой. Есть постройки совершенно, вполне, не вполне и сомнительно дворцового типа, почти все пустуют, где-то даже терновником обросли, настолько запущены. Нужны они дотракийцам как жилища? Да нисколько. По красочному описанию того, что Дрого с трогательной гордостью считает своим дворцом, и бесчисленным землянкам вокруг, понятно, каковы вкусы, запросы, а главное - уровень строительного мастерства кочевников. Разнообразные дворцовые постройки есть точно то же самое, что сразу за Конскими воротами: сборище трофеев. Там они всяких трофейных статуй хаотично натащили, совершенно правильно названных Визерисом мусором мертвых городов (если Визерис истероид, слабак и эгоист, это совсем не значит, что он дурак, и уж тем более не отменяет воспитания и кругозора, - просто неглупый, образованный, не без наблюдательности человек совершенно спокойно может при этом истериками, слабостью и эгоизмом довести себя до того, до чего оно там себя довело). А дальше, на территории самого типогорода, наставлено точно таких же трофейных или построенных из-под палки дворцов.

С другой стороны, собственно, а зачем строить? Ну, натащить прикольных статуй (уровень там в основном скорее всего был опять же как у Визериса, поругавшего дикарей и побежавшего таращиццо на скульптуру тетки с шестью титьками) - на уровне очень простых примитивных мужиков ясно. А дворцы? Логически рассуждая, дотракийцы могут эти совершенно для них бесполезные сооружения привозить / строить руками пригнанных мастеров, если такова традиция. Из национальной гордости. Из седой типа древности наши великие предки ставили здесь всякие сложные и симпатишные здания - и мы так же поставим, ибо так же велики. Слегка грустно, весьма забавно, очень, очень жизненно.

Конские ворота - это визитная карточка, конечно, не того города, который на этом месте есть сейчас, а того, что был. Когда-нибудь, согласно пророчеству, дотракийцы, яростно грызущиеся между собой (общество агрессивных тинейджеров, конечно), снова соберутся в великий город - и есть мягкий намек, что объединятся для великой цели. На вопрос о том, какова цель, можно ответить достаточно определенно: мало того, что объединение перед лицом предстоящей великой зимы и Иных с севера, уже совершенно неизбежно по ходу событий, так дотракийцы еще и в легендах память о предыдущем приходе Иных хранят. А что в модифицированном виде, так это особенно вкусно сделано, ибо легенды и пророчества вообще по сути своей небуквальны есть.

Итак. "Говорят, то в краю теней за Асшаем растут океаны призрак-травы; стебли ее бледны, как молочное стекло, и поднимаются выше головы сидящего на коне всадника. Трава эта убивает все остальные и в темноте светится отблеском пламени, сжигающего погибшие души. Дотракийцы утверждают, что однажды призрак-трава покроет весь мир, и тогда вся жизнь закончится".

Но это одна сторона вопроса. Вторая в том, кто в простом, примитивном, жестоком и вообще по сравнению с великим прошлым сильно деградировавшем дотракийском обществе хранит легенды, оберегает остатки единства, устанавливает определенные, спасающие от окончательного озверения, этические нормы и вообще занимается духовным руководством народа.

Ответ парадоксальный, блестящий и слегка обескураживающий. В патриархальном примитивном обществе этим занимаются ЖЕНЩИНЫ.

Потому что есть дош кхалин, старухи, ну то есть как старухи? Вдовы могут быть любого возраста. Дени светило загреметь в дош кхалин в солидном возрасте неполных 16 лет. Обобщенно говоря, дош кхалин - это женщины, которые перестали выполнять женские функции, связанные с сексом. Зато они обретают мудрость и власть.

Дош кхалин - единственная группа дотракийцев, живущая в древнем городе, причем неплохо: свое хозяйство, свои рабы, свой устоявшийся быт. Они выдают пророчества, по большей части глобальные и достаточно точные (не забываем, что точность пророчеств не равна буквальному их толкованию, Мартин это акцентирует на каждом шагу). Но и помимо пророчеств они оказывают на общество дотракийцев большое влияние. Ну хотя бы один пример. За стенами Вейес Дотрака глупые мальчики-тинейджеры могут сколько угодно играть в свои глупые мальчиковые игры, то бишь резать друг друга, насиловать, красть, убивать и т.д. и т.п. В Вейес Дотраке оружие сдается, мальчики ведут себя прилично и вспоминают, что Им Следует Чувствовать Себя Родными По Крови (а то останутся без обеда и пойдут в угол в местном эквиваленте). И ведь работает, причем без осечек. Шерифы Дикого Запада обзавидовались бы.

Но дело не только в политике. Что такое общество деградировавших дотракийцев, без мудрого руководства дош кхалина? Суровая, вечно военная, жизнь, где не выживают слабые. Нечто вроде Спарты, где тоже пытались создать общество сильных - и были побиты другими обществами, вовремя сообразившими, что сила, она не только в мускулах. Сильные разумом исторически побеждают сильных телом, вот в чем соль.

Сильно умных мужчин в дотракийском обществе мы не наблюдаем. Более и менее сообразительные, более и менее расчетливые, более и менее жестокие вояки - вот и весь диапазон, в общем. Стариков немного, по большей части они, видимо, просто не доживают до солидного возраста, а кто доживает, сражается до последнего и умирает в бою.

С женщинами дело обстоит совершенно наоборот. Пока женщину рассматривают как объект секса и вынашивания потомства, отношение одно - примеров в тексте много, и самый первый прямо на свадьбе Дени. Сплошные совокупляющиеся пары, мужики бросаются на первую попавшуюся и без всяких церемоний. Особенно показателен тот момент, когда два дотракийца рубятся за женщину, а когда побежденный умирает, победитель хватает "ближайшую женщину - даже не ту, из-за которой они поссорились" - и далее без всяких церемоний. Важен не объект. Важно удовлетворить желания низа. "Свадьбы хотя бы без трех смертей кажутся дотракийцам скучными. Ее [Дени] свадьба оказалась особо благословенной: прежде чем день окончился, погибла дюжина мужчин". Плюс к этим красочно описанным обычаям немало аналогичного, ну хотя бы маленькое примечание: Дени очень рада, что муж не делит ее со своими кровниками. Потому что это в общем принято.

Но есть момент, который со всем этим категорически не вяжется: подробно описанный в тексте первый сексуальный опыт женщины, в данном случае - Дени. Нежнейшее, невероятно внимательное обольщение, а главное - девушка в любой момент имеет право сказать "нет". А если она говорит "нет", то все, приехали, ничего не может быть. Только с согласия, и делается все, чтобы первый сексуальный опыт был для женщины как можно более приятным.

Несоответствие одного другому, мягко говоря, значительное. :))

Ну, можно, конечно, предположить, что это кхал Дрого у нас весь такой романтический обольститель, как в любовно-картонных романах. Но почему-то все поведение романтического кхала Дрого в дальнейшем не содержит в себе ни грана внимания, деликатности и нежности, ни малейшей заботы об удовольствии жены. Только первая ночь - и все. Далее он безжалостно взгромождается на девочку каждую ночь, оставляя бедняжку в слезах, интенсивно и опять же безжалостно трахает ее с наступлением беременности, все более жадно, и пр. В общем, не проходит версия.

Либо остается признать, что вся первая брачная ночь Дени - это установленный в дотракийском обществе ритуал. Старухами, естественно, установленный. И тогда не будет несчастных, искалеченных идиотами-жеребцами девчонок, а будут сильные, страстные, раскованные жены, способные жестокую дотракийскую действительность перенести, войти в возраст мудрости и стать одной из мудрых женщин дош кхалина. Тинейджерски жестокое патриархальное общество охраняется и сохраняется женской мудростью. Уж не знаю, как там этого добиваются, наверное, не мягкими методами; но вообще импринт подобного первого соития - очень полезная штука. Самец запоминает, пусть на уровне подсознания, что есть в отношении женщин (во всяком случае, своих) определенные ограничения. Уж не говоря о пользе для женщин.

По-моему, это прекрасно.

ЗЫ: Привычно, но от всего сердца приношу глубокую благодарность другу и соавтору, позволившему обсудить с ним вопрос и оказавшему неоценимую вне пределов разумного помощь в получении вышеизложенных выводов. :chin-chin:
Tags: Мартин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments