Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Category:

Пациентическое крышешуршательное 2,5.

Сижу никого не трогаю тихо пишу истории.

Под дверью знакомые голоса.

"А я ей говорю, что у меня некроз крови, а она - а это что?" - "А у меня пневмония, а она меня от сердца лечит!" - "И еще говорит, что вы говорите по-русски, а не по-врачебному, а я как ей говорю? Так и говорю - у меня некроз крови!" - "Я же даже лежать не могу, такая задышка, а она меня от сердца лечит!"

Больная Г, вестимо. Через минуту, когда я допишу и выйду узнать, зачем она меня посетила, она сообщит, что, во-первых, ей понравилось у меня консультироваться, во-вторых, она уже боится что-либо мне говорить, а в-третьих, она забыла сказать важнейшую вещь, без которой я не в состоянии поставить ей диагноз: у нее высокий синусовый риск.

Больная Л., впрочем, куда хуже, если смотреть по сути. С января 2010 года у нее фибрилляция предсердий. Поскольку она бывшая акушерка и лучше знает, что делать в таких случаях, все быстренько перешло в хроническую форму, а затем начало осложняться право-, а также лево-, в общем, всякожелудочковой недостаточностью. На настоящий момент она действительно не может лежать, потому что в легких вода. Живот раздут, и дело не только в асците, а еще и в том, что за восемь месяцев 2010 года бравая акушерка лечилась всеми существующими антибиотиками. Впрочем, за два дня ей сильно получшело, лежать она уже может на высокой подушке, живот опал, печень закатилась в подреберье, мокрота отходит, губы не синие. Но что ей наши жалкие мероприятия, она жаждет редкого антибиотика, желательно внутривенно капельно, и чтобы убил все.

Хлорку, что ли, посоветовать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments