Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Лебединое 2006 года. Лопаткина (что естественно) и (что весьма неожиданно) Андрей Иванов.

Запись замечательная, и том смысле, что хорошая, и в том смысле, что там есть что заметить. Ну, во-первых, Лопаткина / две четверки (язык не поворачивается сказать "корифеек", потому что там две примы и четыре первые танцовщицы) / кордебалет - это совершенная и образцовая демонстрация того, что есть петербургский женский балет. Это не то что танцовщицами не назовешь, даже термин "жрицы" кажется кощунственным. Ближе всего понятие "орден". Не то, конечно, что представляют собой в реальности всякие религиозные ордены, нет. Но идея ордена на самом высоком духовном уровне. Абсолютно все сиюминутное и бренное - там, за сценой. Здесь Орден Лебедя, рядовые, восемь командиров и магистр Лопаткина. Фантастическое зрелище. Безнадежный бой со злом в лице Кузнецова-Ротбарта (какой, кстати, замечательный Ротбарт-Кузнецов, режиссер был им заворожен с первого появления и регулярно вставлял крупным планом), бой совершенно обреченный, к тому же не на миру, где смерть все-таки хоть сколько-то красна, а ночью, без свидетелей. На берегу озера слез, надо понимать, этими лебедями (все-таки трепетные женщины) выплаканных. Но все уже выплакано, а теперь - ни малейшего сомнения, дрожи и трещинки среди бойцов. Они будут умирать, но сделают это с высоко поднятыми головами, прямыми спинами и сдержанным достоинством. Боль и страх нет смысла прятать именно потому, что боль и страх побеждены. Более того, это - часть базиса, из которого растет мужество обреченных.

Вообще это такая слегка блокадная тема, которая в питерском Лебедином звучит при любом магистре, даже если это какой-нибудь ну очень никакой магистр, типа Махалиной. Но когда магистр правильный, звучит, конечно, особенно четко. Завораживающе.

Какое отношение к ордену имеет Корсунцев, работавший, кроме мебели для Лопаткиной, мальчиком маленьким неразумным с улыбочкой радостной, но бессмысленной, я не поняла. Где ты, цифровой балет, чтобы можно было вырезать Корсунцева и вклеить Зеленского. С другой стороны, лучше пусть будет ложка дегтю Корсунцев, чем три ведра мазута Махалина. Китайцы не зря считали, что совершенства достигать не следует, опасная штука, а вдруг на этом существование Вселенной прекратится.

Второе, что завораживает, это мир обыденный, несколько праздничный и даже карнавальный. То бишь первый и частично третий, он же черный, акты (пока прекрасный Кузнецов не явился в плаще и с чернопачечным оружием массового поражения). Обычно это как-то на втором плане остается, доминирует Орден Лебедя, готовый стоять до последней капли крови, но именно в данной записи привходящее обстоятельство вынудило тихий, радостный мир "Лебединого" вступить в необычный для себя бой.

Привходящим обстоятельством работал за дирижерским пультом Главный Мариинки, он же В.А.Гергиев, бывший совершенно в своем репертуаре. А именно. С моей глубоко негуманитарной, но весьма наслушанной точки зрения, исполнительский стиль Гергиева характеризуется двумя основными характеристиками:
а) он играет музыку ГРОМКО,
б) он играет музыку БЫСТРО.
Можно еще заметить, что то и другое он делает совершенно без полутонов, то есть его бурный темперамент довольно быстро лично мною начинает восприниматься как монотонный бурный темперамент. Но когда главное в спектакле - балет, это ладно уж. А вот темпы... Нет, я не против некоторого оживления темпов в современном Мариинском балете. Там слишком любят медленно, факт. Но гнать как на пожар в Кремле - это не значит нормально, это значит ненормально в другую сторону, и только.

В общем, вчера я наблюдала совершенно упоительное зрелище поединка Гергиева с балетной труппой Мариинки. Кто боролся как. Рядовые лебеди, как подобает хорошим солдатам, все терпели и успевали. Хотя вальс-искорка последнего действия трудами Гергиева был совершенно испорчен. Темпы внесли элемент совершенно неприличной торопливой истерики в томительно-сладкий и скорбно-спокойный танец перед последним боем и гибелью. Стыдно, господин Гергиев, не понимать таких элементарных, я бы даже сказала, базовых вещей: что женщины на берегу озера слез поведут себя несколько иначе, чем мужики в окопах. Видимо, такие вещи Главному Мариинки следует объяснять. Магистр Ордена Лопаткина объяснила. Уж не знаю, каким зубилом она при этом пользовалась, но стоило ей неспешным шагом пойти из-за кулис, как темпы волшебным образом из пожарных превращались в лопаткинские, резко проскочив мимо нормы.

Впрочем, наблюдать борьбу с дирижером тех, кто танцевал мир обыденный, было куда интереснее. Как положено питерским хорошо воспитанным людям, они делали вид, что так и должно быть, и устроили этакую карнавальную забастовку наоборот: вам надо быстро - мы сделаем, в чем проблема? Солировал на карнавале, как и положено, Шут, он же Андрей Иванов. Вообще он замечательный артист и к тому же лучший Шут, какого я видела. Роста он совсем маленького, самый, по-моему, низкий в труппе. Корсунцеву-Принцу он был еле до плеча. Но зато сколько жизни и энергии, о. Он даже не бегал - он либо носился, либо просто летал, лучась оптимизмом и трогая обаянием. А как он ухаживал за всеми кордебалетными девушками сразу. А как за самой своей любимой девушкой-Осмолкиной, у которой нежнейше вымаливал поцелуй. А как организовал спаивание педагога (впрочем, тот и сам был не прочь, прямо скажем). В общем, Иванов украл первый акт на голубом глазу.

Но венцом всего было вращение после па-де-труа. Там музыкальный фрагмент построен на изменении темпов, тема одна, но сначала все спокойненько, а потом, как положено для контраста, быстро (сюда Сергеев и вставил трюковый номер Шута). Ну, вы понимаете, если Гергиеву разрешили быстро, что это будет. Иванов догнал. Гергиев прибавил. Иванов поддал газу, догнал, перегнал и, под овацию зала, сделал дирижера вчистую. И был довольный до ушей, это надо видеть. А зал, оценивший чистую победу, - и это надо слышать - кратко, но взвыл что-то типа "ЙААА!", почти как на стадионе.

В общем, от всех отбились, и от всемирного зла, и от Главного Добра Мариинки. Виват.

Счастьем следует делиться, в ютубе не нашла, сама резала, сама выкладывала, играю с компом как умею, просьба дробью не стрелять.

Звездное соло Андрея Иванова.

Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments