Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Мариинка в декабре теперь уже прошлого года = Терешкина

Сначала была тройчатка с Лопаткиной-Кармен первым номером и Терешкиной в "Этюдах" номером третьим, а в промежутке тиснули "Шотландскую симфонию" Баланчина. Мироздание сделало многое для того, чтобы я Лопаткину не увидела - это как раз был день гигантского снегопада, когда город встал на 10 баллов по 10-балльной системе. Забавно было слушать разорявшихся на весь автобус и тоже сильно опаздывавших балетоманов - о дутом величии Лопаткиной и что они, дескать, ничуть не расстроены, что. Особенно когда колымага таки ж прибыла и содержимое автобуса рвануло внутрь театра. Тихо поскребшись в свою любимую ложу, я была допущена внутрь примерно на половине "Кармен" мужем, опоздавшим всего на 10 минут, ибо бросил машину у финбана и прибыл пешедралом. Ему очень понравилось, о чем он мне сообщил в антракте. Ну, я, наверное, просто не с начала видела, дипломатически ответила я. А что было сказать? Что Лопаткина имеет обыкновение то и дело халтурить, и в данном случае оно как раз имело место быть? Потому что потерей формы в "Кармен" не сильно отговоришься. Плисецкая в этом спектакле вываливалась вообще без всякой формы, если не считать за форму драмталант и бушующую хорькизму. "Шотландская" вторым актом лишний раз подтвердила, что для труппы, мягко говоря, не лучший день. Нет, Мартынюк-шотландское травести была обворожительна. Из остального можно отметить разве, что Ширинкину чуть не уронили животом прямо на сцену, а Сергеев мог бы почитать про стиль Баланчина и как-то разобраться с гамлетическими жестами - прикрутить либо иронией там пропитать, уж тут каждый сам придумывает. "Этюды" были "Этюды". Замечательная штука. Хотя Терешкина показалась мне пусть и прекрасной, но какого-то волшебства недоставало, того, что было уже теперь прошедшей зимой в компании Сарафанова со Шкляровым. В общем, если труппа включая Лопаткину не в форме, Терешкина в форме всегда.

Так что на декабрьскую "Баядерку" с Терешкиной я не только сама пошла, но и коварно заманила совершенноневиноватого человека. Типа Вика вывезет, только бы Вика была. И, надо сказать, мне очень свезло - небеса оказались к невиноватому человеку (ну и мне немножко тоже) очень благосклонны. Труппу как подменили. (Кроме трех ковырялок в виде трех теней, но что взять с мертвых дурочек, если подумать? Ну и Гамзатья в исполнении Матвиенко-жены была, вежливо говоря, не слишком в форме. Но Терешкину по сцене бросала качественно, так что борозду портила не сплошняком.) Подменили и Дениса Матвиенко, по сравнению с "Этюдами". Порхал-парил-лез из кожи-летел впереди своего пера. Ну так старался, да еще и под Зеленского - дескать, я Солор добрый и мягкий, запутался в двух женщинах, а поскольку женщин нельзя обижать, очень старался ни одну не обидеть, ну а что вышло как всегда, так это в подобных случаях иначе не бывает. Ману была совершенно прелестная, Светлана Иванова, равно как девочки с нею. Божок приемлемый. Индусский танец зажигалочный. Змея новая, труп тигра чистенький, Денис отважно водрузил на него ногу, жене демонстрируя. Возле старого трупья дышать-то лишний раз боялись.

Пономарев-Брамин форева. Я почти пролила слезу. Балет, он как фигурное катание немножко - нельзя без техники, нельзя без артистизма, иначе получается либо хоккей и Жубер, либо что-то такое Сандю, абсолютно несерьезны оба варианта. Но балет добрее фигурного катания: в нем, если нет техники, но есть дар жеста и огонь души, можно уйти в мимические роли и быть великим без базару. Владимир Пономарев - великий мимист. Почему, почему Терешкина полюбила не его, а Матвиенко? Впрочем, что ж делать. Тот молодой. И добрый под Зеленского. И летел перед пером. Бедный, бедный Брамин.

Что до Терешкиной, то я долго пыталась сообразить, в чем же она так сильно, на мой взгляд, прибавила по сравнению с фестивальной "Баядеркой" того же 2010 года - между прочим, как раз с добрым, но малость слишком нордическим Зеленским. То есть видно сразу, что прибавила. Как взяла за душу в монологе в финале 2 акта, так уже и не отпустила. В апреле еще такого стального захвата не было. На мой взгляд, она за эти полгода к почти совершенной технике кое-что добавила (благодаря чему, собственно, и есть смысл говорить об образе - что там о Матвиенке-Гамзатье говорить, когда она все никак не может руки с ногами увязать?), но главное - выстроила образ. Очень сильно, ясно и непротиворечиво. Взять хотя бы тот же финал второго акта. Никия пришла танцевать, то бишь на работу, а тут глядь - свадьба-то единственного и любимого с разлучницей-прынцессой. И ни малейшей надежды на. Тут многие балерины калибром помене начинают развозить телесные жидкости по сцене - ах я нищасная, брошенная, умирающая от горя, подчеркивают они каждым жестом. На месте раджи, папы Гамзатти, я бы встала и вывела такое непрофессиональное чюдо за кулисы. Милочка, ты на работе. Здесь нужны не твои тонкие чуйствия, а танец жрицы. Бери себя в руки или считайся вне лучших из лучших. Которые отлично понимают, в чем тут соль и на чем играть - танец как раз богослужебный (или лучше сказать, огнеслужебный), обращение к богам, но поскольку душа рвется, и это, как кашель, не спрятать, пусть то и дело вырывается - внезапно, ярко и как безмолвный вопль, простите за пафос. Но вопль перестает быть воплем, когда он раздается на фоне воя, вот о чем забывают те Никии, кто не из лучших.

У Терешкиной здесь все в порядке. Она вообще сильная женщина и сильная Никия - именно поэтому мы видим не истерику брошенной бабы, а то, с каким невероятным достоинством сильная женщина пытается сдержать огромное горе.

Второй момент, на котором здесь сыпятся недостаточно умные балерины, - корзина и эмоции по поводу нее. Чего почти все сияют, радуются, светятся от щастия, эту корзину получив, - вне моего понимания, если Никию пытаются изобразить женщиной умной. Ну, подарил тебе неверный любовник, вот прямо тут на твоих глазах венчающийся с разлучницей, плетенку розочек, - в чем тут, собственно, радость великая? Самые умные балерины, лучшие, на мой взгляд, Никии воспринимают эту корзину как прощание. Потому следует после медленной части с некоторой анестезией взрыв отчаяния - а не развеселый канканчик "он цветочки подарил, вечерком заглянет!", оборванный укусом змеи. Никия Терешкиной умирает еще до змеи - собственно, мне кажется, не случись ядовитой рептилии в корзинке, ей все равно не жить, потому что умирает душа. Но она сильная, а сильные должны растратить силу, чтобы умереть - вот откуда третья, быстрая часть танца, в общем пляска на собственной могиле, психологически не просто оправданная, а остро необходимая.

Ряд мелочей сделан великолепно, явно продуман с вниманием и любовью. Вот Никия указывает на Гамзатти обвиняющим жестом, бежит к ней - но раджа традиционно встает между ними, и плебейка отступает перед патрицием, как часто бывает. Но Терешкина сильная Никия, что ей этот раджа? Она бы через него прошла как нож через масло. Не сломай ее боль за секунду до этого. Она сначала хватается за грудь и поникает, а потом уже властитель делает свой, в общем, совершенно бесполезный жест. И так далее.

Из технических совершенств отмечу только финал. Когда уже кода, и музыка сметает тени из цепочек по периметру в стройные ряды, как-то очень уж быстро урезал оркестр, кордебалет еле-еле успевал догонять. Ой, чего это они, подумала я - и тут поняла, что сейчас же последняя диагональ Никии! - и тут Терешкина на нее, диагональ, вылетела. Женщина-смерч. Тайфун по имени Виктория. Белый электрический огонь.

Ну в общем что? У меня в месяц получается выбраться в театр один раз. Два - крайне редко. В январе пойду на "Корсара" с Терешкиной. А потом на "Легенду о любви" с Терешкиной же. Потому что, как показал опыт, в форме труппа или нет, Вика спектакль вынесет на своих сильных плечах.

Только бы не заменили.

P.S. Терешкина-Никия, финал 2 акта, два года назад:



Она же ровно год назад, с Сарафановым в "Тенях":



Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments