Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Павловский дворец 18.12.10 (5)

Если двигаться по парадным анфиладам к центру от туалетных, то на марьфедоровниной половине первые комнаты - Парадная спальня и Будуар, а на павловской - Малый кабинет и Парадная библиотека. Наглядное изображение того, что для какого гендера в 18 веке считалось более важным. Стены женской пары комнат очень, очень красочны. Стены мужской пары - простые скромные белые, акцент на иных, нежели цветочки-фигурки, деталях.

Детали в данном случае - редкие ценные и подчеркнуто импозантные вещи. Вот как зайдешь в Малый кабинет, справа так называемый столик-бобик русской работы - делал крепостной мастер графа Салтыкова М.Я. Веретенников в году 1787. Чтобы кто чего не того не подумал, сразу скажу: столик называется бобик потому, что форма крышки с вырезом в виде боба ну или там фасолины, кому что знакомо. Очень функционально - сидишь с торсом, вдвинутым в вырез столика, крышка и перед тобой, и по бокам.

Бобик Малого кабинета замечателен столешницей и подставочкой для ног - они в технике маркетри, то бишь покрыты мозаикой из шпона. Изображены на столешнице первые постройки Павловска - дворец, храм Дружбы, обелиск в честь основания города и пр. Хотя считается, что мастер, скорее всего, сам все эти объекты не видел и работал по описаниям. Очень уж фантазия на тему. Но интересно. Считается, что фасолинка изготовлена специально для Павловского дворца и вот здесь у окна в Малом кабинете всегда и стояла.





Мебель в кабинете была сначала в стиле Людовика XVI, а нынешний диванно-стульный лиризм а-ля Директория появился только после пожара 1803 года. Был он удачен и многократно скопирован, и насколько я понимаю, сейчас в кабинете одна из копий. Оригинал за XX век где-то затерялся.

Слева от окна два стула.



А совсем напротив окна, под большим прижизненным портретом Петра I, лиризм более распространенный. Перед лирическим диваном французский письменный стол (мастер Денизо, конец XVIII века, та же Директория, собстна), причем стол в комплекте с часами (в центре, часы-ротатор в виде вазы) и двумя подсвечниками (бронзовые, по углам). Стол Денизо со всеми комплектующими тоже считается из первоначального убранства. Видная вещь.





Что до собственно портрета Петра, то его снимать бессмысленно, от окна блики в половину картины. Экскурсоводы любят рассказывать, что после войны вот этого самого Петра нашли на чердаке дома в деревне Антропшино, это следующая остановка электрички после Павловска, и был он дыряв, сыр и вообще неухожен. А сейчас и не скажешь.

Наконец, здесь есть мраморный камин, и вот тут количество вещей видных и ярких необыкновенно велико. А именно - часы, две парные вазы, два парных подсвечника и каминный экран.



Правда, из первоначального убранства кабинета здесь только экран. Его сделали из красного дерева по рисунку лично В.Бренна. Колонки по бокам из слоновой кости. Ажурные накладки - из золоченой бронзы, центральный медальон - из молочного стекла. Сделана вещь мастером Гамбсом, это марка знаменитая, ее все знают. Меньше знают, что экран делался не для Павловского дворца, а для Михайловского замка. Но когда Павла убили, и из замка с охотой свалила вся романовская семья, бережливая императорская вдова красивую вещь забрала в свой скромный вдовий Павловск. Тогда, то есть в 1801 году, экран здесь и появился.



Что до украшений каминной полки, то здесь еще запутаннее. До войны здесь был свой, павловский комплект ваз и обелисков из флюорита. После войны, как деликатно говорят путеводители, на каминной полке установили часы в виде триумфальной арки (Франция, мастерская Шарпантье, конец XVIII в.).



Откуда взялись часы, вопрос деликатный. Точно сказать не могу, и вообще эту больную тему надо трогать осторожно. Когда ходишь по Павловскому дворцу, такое впечатление, что он ну пусть не остался таким, каким был до двадцатовековых катаклизмов, стены восстановили, но вещи все те же самые. Так вот, далеко не все. Многие из других пригородов, прежде всего Гатчины. Гатчина вообще в глубочайшей обиде на Павловск - попробуйте спросить кого-нибудь из экскурсоводов из Гатчинского дворца, что они думают о Павловске, услышите много интересного. В частности, что поскольку Павловский дворец (благодаря титаническим усилиями А.И. Зеленовой, делавшей невероятные вещи, чтобы убедить правительство) начали восстанавливать сразу после войны, а Гатчинский дворец решили тогда не восстанавливать вообще (ситуация изменилась не так давно), Павловск забрал себе многие и многие гатчинские вещи. И не отдает. И, думается мне, и не отдаст. Они достаточно открыто начали в последнее время говорить, что еще до войны из пригородов продали множество именно красивых вещей, о войне и говорить не стоит; так что наполнить огромные пригородные дворцы Петербурга вещами снова попросту невозможно.

Так что часы не отсюда. Но они красивые и смотрятся к месту. И вазы тоже. И подсвечники.











И даже корзина для дров.



И даже если с пригороду по нитке, впечатление все равно достигнуто целостное, прекрасное и непротиворечивое.

(продолжение следует)
Tags: Павловск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments