Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Павловский дворец 18.12.10 (6)

Библиотека Павла отделена от Малого кабинета не стеной и дверью, а всего лишь аркой. В общем, одно помещение из двух объемов. Принцип тот же - стены подчеркнуто простые-белые, большое полотно на стене (на сей раз не Петр, а долженствующая быть любимой супруга, идеализированная ничуть не меньше), несколько французских ковриков, подарки Людовика XVI, - и опять же вещи.

Потолок почему-то мне глянулся.





Собственно библиотечные шкафы найти современному человеку, который не в теме, довольно непросто. Ну вот эльф при первом посещении старательно задирал голову и искал, где же книги. Экскурсоводы, впрочем, всегда быстро раскрывают секрет и предлагают взглянуть на библиотечные тумбочки. Это, говорят они, и есть они, шкафы. В общем, как Парадная спальня, в которой не спали.

На библиотечных тумбах у окна парные вазы с профилями владельцев дворца. Судя по тому, что в путеводителях о них ни слова, они сами не местные. Хотя смотрятся, как все в павловских интерьерах, с чудесной органичностью.







Что абсолютно точно местное и первобытное, - грандиозный гамбсовский письменный стол в центре комнаты. Выполнен по рисунку Бренны в 1794 году. Много, много красного дерева на двенадцати ножках, выточенных из слоновой кости. Но что там ножки - главное, что выточено из слоновой кости, причем при участии лично скромной вдовы-императрицы, на конторке стола.



Зеленова в своей книге пишет, что это храм Весты. Фигурка чего-то женского там и вправду есть. Возможно, как Мария Федоровна утверждала, и вправду "с атрибутами любви супружеской и сыновней". Верю даже, что на пьедестале оной фигурки лично безутешная вдова "нарисовала все вензеля своих детей из роз и мирты". Своими глазами не видела, носом по содержимому храма полазить не дают.

[А писала МФ матери в 1795 г. следующее: "...в центре храма восьмигранный алтарь из янтаря и слоновой кости; на центральной стороне моя монограмма в медальоне из стекла, вправленном в янтарь; на остальных семи гранях медальоны с портретами моих семерых детей, начиная с Александра, чья монограмма переплетается с монограммой Елизаветы. (Я сделала этот подарок в прошлом году Великому князю, когда наша милая Оленька была еще жива, а Анета еще не родилась.) Я нарисовала монограммы всех детей в розах и миртовых ветвях; моя монограмма среди мелких синих цветов." Великий князь - вестимо, Павел, вынужденный воздрузить крупноформатный подарок спутницы жизни на стол в своей библиотеке. Прошлый год - 1794. Семь детей - Александр, будущий император, Константин, будущий цесаревич, Александра, Елена, Мария, Екатерина и рано умершая Ольга. Аннета - Анна Павловна, голландская королева, восьмой ребенок МФ. Монограмма свежеженатого Александра переплетается с монограммой его новоявленной жены Елизаветы Алексеевны.]



Годом создания этого, кгхм, уникального пылесборника настольного украшения считается 1794. Впрочем, здесь же есть такое же храмоподобное украшение и постарше - 1790 года. Тоже из слоновой кости, тоже много выточенных гордой своим искусством дамой, только круглый и под ея, дамы, портретом. К этой безделушке пускают поближе, так что даже подпись, которую пунктуальная немочка, страшно гордая собою, ставила на произведениях рук своих, удалось поймать.





Еще на столе две лампы, парные, опять же с профилями владельцев дворца. Не знаю, тоже ли это из серии выставки достижений Марьфедоровны. Как меланхолически утверждается на сайте Павловского дворца, вся эта самодеятельность, очевидно, отражает вкусы и пристрастия вдовушки. Во всяком случае, "ничего подобного в других русских дворцах не имелось".



Tags: Павловск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments