Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Павловский дворец 18.12.10 (9)

Ковровый кабинет на половине Павла и Библиотека МФ на женской половине - комнаты симметричные, почти совпадают по размерам и совсем совпадают по форме. Вообще их построили специально для ковров. То есть не столько построили, сколько перестроили. Ковровый кабинет, к примеру, первоначально представлял собою прямоугольную комнату, созданную Камероном и называвшуюся Библиотекой Великого князя. Но в 1790-93 гг. Бренна изменил как отделку, так и форму той стены, что противоположна окну. И все для гобеленов.

Гобелены были не простые, а работы Manufacture Royale des Gobelins, она же Королевская гобеленовая фабрика. Что такое вообще гобелен? Строго говоря, это та же шпалера, то бишь безворсовый ковер, вытканный для того, чтобы повесить его на стену. Во-первых, из щелей будет меньше дуть, во-вторых, отличное украшение стены. Отсюда шпалеры давным-давно научились ткать так, чтобы перекрестное переплетение шерстяных / шелковых / тех и других нитей давало красивую картинку. Иногда сюжетную. Вообще сюжеты для шпалер не стыдились сочинять даже крупнейшие художники Возрождения, у которых с самомнением все было более чем нормально.

Гобелен - это разновидность шпалеры. Но только та шпалера может называться гордым именем "гобелен", которая выткана на фабрике, основанной еще при Франциске I близ Парижа родоначальником семейства Гобеленов красильщиком Жиллем, прибывшим из Реймса в Париж в царствование французского короля Франциска I. Из профессии Жилля понятно: секрет шпалер не только в том, чтобы художник сделал хороший эскиз, а искуснейшие ткачи по этому эскизу все как следует выткали, но и в том, чтобы правильно, прочно и красиво выкрасить нитки для продукции. Каждая шпалерная мастерская имела свои секреты окраски нитей, Гобелены не исключение.

Как получали краски до эпохи анилина - это вообще отдельная захватывающая история. Возле павловских гобеленов обязательно начинают рассказывать про кошениль, странных мелких насекомых-червецов, которые после короткого брачного путешествия ведут исключительно прикрепленный к своему кормовому растению образ жизни. Если как следует полазить по кормовым растениям, набрать горстку странных жуков и их высушить, можно приготовить удивительно красивую и стойкую краску - кармин. Мало того, что она красивая, она еще устойчива к выцветанию на свету (что есть главный бич шпалер), а посему просто бесценна в шпалерном деле.

Чудесную краску, именуемую кармин, в Евразии знали давно - еще пазырыкские ковры скифы этим делом красили (ну, сколько могли). Применялась преимущественно араратская, она же армянская кошениль - есть еще кошениль польская, но из араратской кармин качественнее. А теперь идите и попробуйте набрать странного араратского жука в требуемых количествах. Он эндемик, живет, негодяй, только на небольшой территории солончаковой полупустыни вдоль среднего течения реки Аракс, ведет в основном подземный образ жизни на корнях двух злаков. Неслабое развлечение. Понятно, почему кармин до открытия Америки был чрезвычайно дорогим удовольствием.

Потом, впрочем, он стал не так чтобы уж намного дешевле. Хотя мексиканская кошениль не зря напрочь вытеснила араратскую. Жизненный цикл американских странных жуков много короче, чем у европейских, в год получается не одно поколение, а пять. И хотя мексиканская кошениль мельче, все равно урожай выходит обильнее. Далее, в высушенной мексиканской кошенили отсутствует жир, который затрудняет измельчение кошенили араратской. Кармин из мексиканских насекомых более яркий. И, наконец, никакого эндемизма - был бы кактус опунция в количестве, мексиканскую кошениль он более чем устраивает, и она его с удовольствием ест. Так что из-за океана ввезли опунцию, стали разводить на ней мексиканскую кошениль, собирать, умерщвлять, сушить и в виде сморщенных таких зернышек пускать в продажу. А там каждый сам делал из продукта кармин, сколько кому средства позволяли. В России, между прочим, такую сухую в зернышках кошениль знали и именовали канцелярным семенем.

И это только про кармин, а в производстве гобеленов использовали много разных интересных красок, пусть они и не так стойки, дороги и знамениты. В общем, понятно, что красильщик до анилина - это была великая, ужасная и славная профессия.

Продукция мастерской семьи Гобеленов ценилась чрезвычайно высоко. По рекомендации Кольбера Людовик XIV купил красильню и ткацкую Гобеленов в казну, построил им новое помещение, дал много денег и прав, и так появилась знаменитая Королевская гобеленовая мануфактура. Ее произведения были штучны, крайне дороги и шли главным образом на убранство королевских дворцов и королевские же подарки разным VIPам. Дохода мануфактура, конечно, не приносила, но это была гордость страны, ее сохраняли при всех режимах и правительствах и, кстати, сохраняют до сих пор.

Так вот, Павел и МФ, посещая с дружественным визитом французских королей, наведались и в Королевскую гобеленовую мастерскую, где должным образом восхитились и получили от Людовика XVI дипломатический подарок - очень красивые гобелены с медальонами, исполненными по картонам Франсуа Буше. Фон был малиново-розовый (кошениль! кармин! обязательные рассказы экскурсоводов!), а чтобы еще интереснее, заткан цветочным узором. Диво дивное, в общем.

Для показа сей красы Бренна скруглил в Ковровом кабинете и Библиотеке МФ стены, противоположные окну, а в центре скругления создал "широкое прямоугольное заглубление с резным золоченым обрамлением и разместил в нем гобелен; такие же рамы он сделал и на двух стенах у окон" (А.И.Зеленова, "Дворец в Павловске").

Вот он, большой французский гобелен напротив окна в Ковровом кабинете (с 1801 года именно так стала называться эта комната). С сюжетом "Дамы служат Дон Кихоту".





А теперь самое печальное - этот гобелен вовсе не тот, для которого Бренна искривлял стену. Те, настоящие подарки, оставались в Павловском дворце на своих местах до 1931 года, пока советское правительство не продало их за границу. Сейчас они находятся в США, в музее Поля Гетти, г.Малибу. Стоят те гобелены, что остались в Павловске, несколько миллионов долларов. Сколько стоят по нынешним ценам те, что в Америке, боюсь предположить. Продавали, само собой, за бесценок.

Местная павловская легенда гласит, что тех экскурсантов, которые смели возмущаться голыми стенами или особенно громко удивлялись, что, мол, висел здесь красивый коврик, а теперь почему нет? - арестовывали прямо на выходе из дворца. Полагаю, что преувеличено. Допускаю, что зерно правды есть.

То, что на центральной стене сейчас, это, правда, настоящая Франция и настоящий гобелен. Но из Гатчины. Есть там такая Малиновая гостиная, по малиново-карминно-кошенильному цвету гобеленов. В Малиновой гостиной сейчас этих гобеленов нет. Гатчина хочет их назад. Чем кончатся разборки музеев - не знаю. Что останется от Коврового кабинета, если Гатчина возьмет свое, не знаю тоже, и по-любому грустно мне. На сайте Павловского дворца подчеркнуто указано, что гобелен "Дамы служат Дон Кихоту" размещен в Ковровом кабинете временно. Спешите смотреть, пока интерьер существует, - так, наверное, можно все это резюмировать.

У окон еще два ковра, но это уже не гобелены, а шпалеры, ибо всего лишь брюссельские. Зато тоже про сюжеты из Дон Кихота: "Посвящение Дон Кихота в рыцари" и "Битва Дон Кихота с баранами", очень дон-кихотский интерьер в целом.

Напротив Не Того Самого, Но Очень К Месту Размещенного Гобелена - надкаминное зеркало и гарнитур фарфоровых ваз с розовым фоном. Тоже подарок Людовика XVI и тоже посещательный - вторая гордость Франции, Севрская мануфактура. Еще в кадре хрустальная люстра - Петербург, 1804 год, это своя, родная, уцелевшая во всех катастрофах двадцатого века. (Еще там по недосмотру оказался кусок меня с фотоаппаратом, но вроде я ничего важного не заслонила, и меня следует спокойно не замечать.)



Из сокровищ Коврового кабинета осталось рассказать про стол.



"Монументальный письменный стол из красного дерева и слоновой кости, украшенный копиями античных камей, представляет собой уникальный образец дворцовой мебели. Он был изготовлен в 1800 году по рисункам архитекторов В. Бренны и К. Росси для Михайловского замка в мастерских И.Отта и Г.Гамбса при участии... возможно, самой Марии Федоровны" (в переводе на русский язык это значит, что МФ потребовала, чтобы ножки сделали из слоновой кости и дали точить лично ей). Находился стол, само собой, в Михайловском замке, в личных комнатах Павла. Согласно преданию, когда заговорщики убивали императора, а он пытался вырваться, происходило все это как раз на данном столе. В доказательство показывали часть балюстрады стола: дескать, именно во время убийства Павел и заговорщики ее сломали. Балюстраду МФ демонстративно не чинила (ларец, экран и прочие столы - все для воздействия на сына-императора). Сейчас все починено, но произошло это в советское время.



Вещи на столе уникальны и замечательны. Настольные часы в виде лиры, циферблат которых вмонтирован в маятник (между прочим, действующие), невозможно не заметить. Мраморные часы, встроенные в группу "Плакальщица", - тоже рекомендую.





Ну и маленький кусочек лепнины на потолке, в районе наддверия, - так, просто понравился.



(продолжение про симметричную Библиотеку МФ следует)
Tags: Павловск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments