Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Павловский дворец 18.12.10 (10)

Зеленова одержимо любила Павловский дворец, но когда доходит до половины МФ, она даже в маленькой книжечке, в общем путеводителе для интересующихся, начинает говорить особенно поэтически и влюбленно. "С первого взгляда кажется, что вновь попадаешь в залы северной анфилады - такая же округленная стена против окон с гобеленом из той же серии, повествующей о Дон Кихоте. И комната в коврах, как в Ковровом кабинете, и вдоль стен такие же низкие шкафы для книг с расставленной на них скульптурой, как и в Библиотеке северной анфилады... Но подобно тому как различны по содержанию и отделке столь похожие друг на друга залы Войны и Мира, так Библиотека отличается от комнат северной анфилады. Все убранство Библиотеки связано с искусством античности, здесь еще более зримо ощущается единство в выборе архитектурных форм, орнаментов и предметов обстановки".

Все так. Действительно "в Павловском дворце ничто не нарушает ансамблевость каждого интерьера". И правда очень похоже на Ковровый кабинет. И главный ковер по-прежнему пара тому, что на скругленной стене в кабинете, и тоже о Дон Кихоте - "Дон Кихот разговаривает с очарованной головой". И тоже он взят сюда из Гатчины. Потому что оригинальный гобелен на темы пасторалей Буше с двумя медальонами из серии тех, что были подарены графам Северным французским Людовиком, был вместе с ними продан на аукционе в 1931 году. То, что висит, это Франция, это Гобеленовая мануфактура, это мастер Козетт, но это вещь, строго говоря, гатчинская, и Гатчина ее хочет, и Павловск официально признает, что гобелен здесь временно. И снова грустно и неразрешимо это.



Другие два гобелена, боковые, которые у меня не получились, правда, местные павловские. "Юнона" и "Юпитер" называются. Юнона символизирует собою воздух, Юпитер - огонь, относятся оба к серии "Портьеры богов" и тоже являют дипломатический подарок Людовика Павлу с женой. Их недавно (в мае 2009) вернули в зал после реставрации. Вот здесь - http://www.ntv.ru/novosti/161273/ - можно видеть, что именно эти два гобелена, висевшие у окна на солнечной стороне, весьма подвыцвели и попортились солнышком. Вот благодаря этому их и не продали в Америку.

Книжные шкафчики, они же подставки под скульптуру, аналогичны в общем тем, что в библиотеке Павла. Скульптура, правда, заметно попышнее. Особенно та, что под большим гобеленом за большим креслом у большого стола.



Стол, конечно, эпохальный. Работы Рентгена, "отличавшегося особым умением придавать архитектурность своим изделиям" (Зеленова). Правда, кресло, созданное по проекту Воронихина и окрашенное под древнеримскую бронзу, еще эпохальнее. Благодаря боковым рогам изобилия, в раструбах которых усилиями павловцев цветы, Воронихин догнал, перегнал и оставил Рентгена нервно курить в запасниках. Настоящий архитектурный треугольный фронтон, венчающий спинку кресла, довершает грандиозность впечатления. На столе -"письменный прибор русской работы, выполненный из слоновой кости, янтаря и золоченой бронзы".





И, наконец, полы. Очень красивые, весьма сложные, завершающие впечатление драгоценной гармонии от комнат МФ. Их четыре - в Библиотеке, Будуаре, Парадной спальне и Туалетной. "Полы во всех залах южной анфилады также представляют собой произведение искусства. Орнамент пола, выложенный из черного, красного, сандалового, амарантового, орехового, палисандрового дерева, контрастно выделяется на фоне более светлых пород - лимонного, пальмового, березового".

Вот только паркеты тоже не отсюда. После пожара 1803 года они не восстанавливались, уложили паркет простой (ну то есть не простой, а щитовый дубовый качественный). Чертежи и описания не сохранились. Просто после войны в четырех комнатах женской половины дворца уложили паркеты из дома Александра Ланского на Дворцовой площади. Был такой мальчик Саша Ланской, кажется, единственный из фаворитов Екатерины, действительно сильно и верно ее любивший. Умер он рано, завещал все, что имел, любимой женщине. В его доме возле Зимнего Ю.Фельтен, тот, который решетка Летнего сада и ансамбль над Зимней канавкой, оформлял интерьеры и попутно спроектировал эти самые полы. Потом их перенесли в Екатерининский дворец в Царском Селе и уложили в фаворитских покоях, чтобы добру не пропадать. Каким образом их получил Павловск, захочет ли их обратно Царское, как они там будут делить - не знаю. Повторить паркеты, конечно, проще, чем гатчинские гобелены.

В общем, это такой подарок Павловску от Зеленовой. Дар любви всей жизни.

Tags: Павловск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments