Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Зеленова и Павловск. Блокада, 1943 год

Из дневников А.И. Зеленовой.

"3 января 1943 года. Вечером пошла в Комедию на "Эсмеральду". Хорошо! В театре тепло. Публика весела. Балерины не дистрофичны, за исключением Феба. Очень хороши Гербек и Сахновская. Споткнулась, бедная, о жуткий пол на сцене. Дирижировали Аркин и Маргулис.

6 января 1932 года. Фрицы для сочельника устроили длительный налет с бомбежкой. Опять выли бомбардировщики и свистели бомбы.

9 января 1943 года. Сегодня после беседы с Исаковым настаивала на том, чтобы Крылов возобновил в Смольном ходатайство о награждении наших каким-либо значком отличия. Настояла на включении в список Трончинского, Лемус, Чубовой, Вейса, которые эвакуировались...

11 января 1943 года. Врач запретил мне работать. Вечером - в Публичке.

12 января 1943 года. Состоялось первое за время войны научно-экспертное совещание, членом которого выбрана и я. На повестке дня стояло утверждение списка деревянных построек, намеченных к сломке на дрова. Утвердили закупленные коллекции, в том числе чертежи В.Бренны, принадлежащие И.Б.Михаловскому. Затем были обсуждены темы для конкурсного проектирования на реставрацию прежних ансамблей города, ибо бомбежки так многое разрушили, что если еще кое-что доломать, то отдельные шедевры зодчества перестанут быть сдавленными позднейшими наслоениями...
Очень голодный день. Везде холод. Согреваю руки дыханием.

17 января 1943 года. Все воодушевлены нашими победами. Сталинградские фрицы окружены и дохнут от голода и холода. На Воронежском направлении началось наступление. Вечером пилила бревно. Распилила! Очень бездарно теряю время из-за холода! Работаю всего с 10 утра до 7 вечера.

20 января 1943 года. Вечером был дьявольский воздушный налет. Грохотали зенитки, свистели бомбы, гремели их разрывы, качались дома. Я была в Публичке - передо мной качались стол и лампа, когда упала бомба, предназначенная для типографии "Ленправды". Бомба упала по счастью лишь рядом на лед Фонтанки, но все на том и другом берегу оказалось без стекол и рам. БДТ опять разгрохан. Сильно пострадала Выборгская сторона.

25 января 1943 года. Мороз 28 градусов. У меня дома все обледенело. Раковина полна льда.
Опять в водокачку метит при бомбежках. Много канализационных сетей повреждено, опять целые кварталы затоплены.
У магазина "Смерть мужьям" очередь. За туфли просят 2000 рублей. У меня 20 р., задерживают зарплату на две недели.
Ночью творилось что-то неимоверное. На что я крепка, но и то встала с постели, натянула пальто и пошла дрогнуть в простенке меж дверей на лестницу. Спускал где-то совсем рядом.

26 января 1943 года. ...Вечером пилила дрова. Жесточайший обстрел. Площадь перекрестка Садовой и Невского вся в крови. Есть убитые и раненые. Я за минуту была на этом перекрестке.

27 января 1943 года. Днем комбинированная бомбежка с трескучим обстрелом... в Адмиралтейство попало два гостинца, невредим только центр. Разрушен район Тучкова моста. Сижу в бухгалтерии БДТ и жду конца бомбежки... Вечером еле дошла до дому. Но и дома качался пол от взрывов. По радио включили Москву, но из-за воя и свиста снарядов за окном ничего не понять, что передают.
...Тороплюсь с материалами для подготовки реставрации пригородов. Что-то от них останется... Сильная слабость. Три раза упала на улице.

28 января 1943 года. ...За обедом Ирина Янченко увидела, что у меня нет хлеба, и положила мне сухарь, отпрезентованный мною конфетой "Ленинградец".
...Позавчерашний обстрел дал массу жертв, особенно в 4 часа на Мальцевском рынке. Один снаряд попал в полный трамвай!

31 января 1943 года. Воскресение.
Пошла выкупать керосин. Обстрел. Затем стояла в очереди на морозе часа два. Но в очереди было интересно. никто не ругался, не кричал, а все мирно говорили о победах, о прошлом годе, о том, что этот легче, о немцах, о еде. Вечером оттаивала кухню. Затем смотрела "Марицу" с Михайловым. Билеты - 32 рубля. Во время спектакля тревогу не объявляли, но по игре актеров было понятно, что опять налет. А когда стали выходить, то многие от дверей пятились назад, укрываясь в коридорах Александринки. Полыхающее небо, отблески выстрелов береговой артиллерии, ливень прожекторных лучей, вой самолетов и треск с залпами зениток. Таков был "театральный разъезд".
Всем пришлось скользить, укрываясь от осколков, вдоль стен пешочком, ибо трамваи, посинелые от ужаса, лежали неподвижно на рельсах.

1 февраля 1943 года. Сталинград наш! Из Исаакия пошла с Ириной Янченко на Петроградскую сторону. Ветер с ног валит и февральская метель. Завязли на подступах к Домику Петра. Осмотрели его состояние: все в порядке, за исключением ставен, сорванных от артобстрела. Мордыко, охраняющий домик, жалуется на цингу. Грустен и растерян. Бедняга. Он такой большой, ему так много требуется еды. Три раза упала на улице, сильная слабость. В БДТ подписала адрес к 20-летнему юбилею Доброклонского. Карточек, конечно, нет. Все гадают, пропадут или возместят.

5 февраля 1943 года. ...С утра интеллигенция и военные бегали по магазинам, спрашивая "Ленинградскую поэму" Ольги Берггольц, появившуюся и уже исчезнувшую на книжном Ленинградском рынке. Не в сравнении с прошлым годом по количеству, но все же блокадная зима имеет свои жертвы. Давно не видела, но в феврале снова можно встретить гробы на саночках.
...Мне посчастливилось достать три книжки Ольги Берггольц... Вечером читали "Ленинградскую поэму" при коптилке.

7 февраля. Боже! Не знаю, как жива осталась".
[Когда Зеленова шла по Дворцовой площади в Эрмитаж 7 февраля 1943 года, осколок снаряда повредил ей левую ключицу и отпечатал след ожога на всю жизнь. "Анна Ивановна считала, что ее спас большой воротник зимнего пальто. Истинный музейщик, несмотря на боль, она стояла и ждала, когда этот раскаленный кусок металла остынет на снегу, чтобы его можно было, не обжигая руки, взять и унести с собой как вещественное свидетельство повседневного быта блокадного города-фронта" (А.Елкина)]

8 февраля 1943 года. ...Не могу писать... слабость.

9 февраля 1943 года. Всю ночь и весь день бомбежки.

15 марта 1943 года. Хожу расстроенная почти до слез. Опять грозятся перевести меня на работу в Москву. Там жить можно, разумеется, не то, что у нас, в нашем Питере.

Апрель 1943 года. Самым ярким впечатлением апреля - моя работа в комиссии по проверке состояния хранения музейных ценностей. Подробный осмотр кладовых Эрмитажа, Русского музея, музея Штиглица, Академии Художеств и др., и не только хранилищ, но и всех зданий от подвалов до чердаков... Зрелище незабываемое - вода на шедеврах, развороченные или пробитые крыши, вылетевшие рамы, вода в подвалах... Затем запомнилась работа в доме Всеобуча, где надо было сделать в течение трех суток для Москвы выставку о всеобщем воинском обучении в Ленинграде. Затем предложили заняться инвентаризацией городских памятников и решеток.

10 августа 1943 года. В понедельник не пришла на дежурство Ирина Янченко. Мы стали ее искать по больницам, но милиционер принес ее сумку и сказал, что она убита 8 августа в 12 часов дня на углу Невского и Садовой. Ее сын пятилетний Петя ранен и увезен в больницу. Какую? Я пошла в морг Куйбышевской больницы. Я несколько раз прошла мимо Ирины, узнала ее сарафан, но все не верилось, что это она, все надеялась. что это сарафан такой же...

15 августа 1943 года. Сегодня хоронили Ирину Янченко под непрерывный вой и свист снарядов. Только вышли из ее дома - бомбежка, пришли на кладбище - комбинированный артобстрел с бомбежкой. Укрывались между могил, а вокруг взлетали останки захороненных Ленинградцев с намогильными памятниками и крестами. Едва успели захоронить Ирину - снова бомбежка. Земля от взрывов насыпалась мне за очки. После кладбища пошла в больницу Софьи Перовской к Пете Янченко. Как очень тяжело раненый, Петенька лежит в отдельной комнате, смежной с палатой, где коек 7-8. И на каждой - Ленинградские дети, изувеченные войной. Петенька спросил, когда придет мама. Я пыталась отвлечь его внимание теми нехитрыми гостинцами из еды, которые ему принесла, и чувствовала, что на моих туфлях еще не осыпалась земля с могилы его матери.

21.X.43 года.
"Велосипедисты чаще всего едут без полагающегося фонарика: батарейки не так-то легко достать. Поэтому переходить улицу вечером в Ленинграде не так-то просто. Да и панели полны "выщербин" от снарядов, заполненных водой, в которые можно угодить по колено... В этом году еще не было случаев выхватывания у граждан портфелей и сумочек из рук, как это бывало в прошлом из-за желания овладеть продуктовыми карточками, но зато нет и тех светящихся жетончиков, накрепленных на пальто, которые предотвращали столкновение прохожих. Но жизнь города кипит, вечера уже теперь не пропадают, как в 41-42 годах, когда и ходить-то было некуда... И Ленинградцы ходят и ходят по темным оврагам улиц и в дождь, и в мглу... Вот окончился спектакль, и из здания театра хлынули пары - сразу стало светлее. Это военные галантно освещают путь своим дамам широкими прожекторами полевого фонарика. Ежели обладатели таких фонариков идут без дамы, то они все же получают удовольствие, освещая ножки дам впереди идущих (Ленинградки еще не износили хорошую обувь, и у многих еще целы чулки со стрелками). Когда луч такого фонарика выхватывает из темноты брезентовые МПВэошные сапожки со шнуровкой, фонарик гаснет - батарейку надо беречь. ...Есть "чудаки". чаще это - домохозяйки или школьники, которые добираются до дому из магазина или школы, освещая себе путь розовыми ладонями, в которых теплится натуральный огонь - щепочка, свечка, коптилка и др. Спички расходуются редко... Их все еще не хватает, да и попробуй-ка их зажги. Легче и проще довольствоваться частыми вспышками орудийной дуэли, освещающими все небо сразу".

Из письма А.И.Зеленовой 7 ноября 1943 года.
"Ленинградцы знают все свои корабли и по залпам артиллерии узнают их. "Это - "Марат", а это - "Кировец"". У каждого своя манера - подробности после войны. Правда, дни в Ленинграде бывают такими шумными, что иногда трудно разобраться, что к чему. Как жаль, что Вы не можете хоть одним глазком глянуть, каким красавцем опять стал наш город. Подтянутый, чистый. Сегодня всюду флаги, знамена гвардейских полков Ленфронта. В церквях торжественное богослужение, по радио - марши и песни.
...Не забыта в этом году и традиционная предпраздничная окраска ворот, урн и тумб. Я уже ношу на своем пальто следы всех оттенков. Да и фасады домов приукрасились. Фанеру оконных проемов окрасили в зеленовато-голубой свет, а некоторые резвящиеся Ленинградцы, обладатели фанерных окон, даже в веселенькие цвета покрасили свои фанеры так, что некоторые дома похожи на письма с накленными почтовыми марками.
...Мы уже так не голодаем. Даже мои огородные плантации дали отличный урожай турнепса, свеклы и капусты - всего 500 корней. Хватило на всю братву Исаакия, ораву друзей, соседей и знакомых. Нимгде у меня ничего не покрали, и весь урожай собрала сама".

"Начальнику Политуправления генерал-майору т.Кулину.
15 апреля в Музейный отдел управления по делам искусств был прислан рапорт коменданта Китайского дворца г.Ораниенбаума Михайлова Н.М., где сообщается, что 4 марта с.г. бойцы развед.роты 48-й дивизии проникли в помещение дворца и похитили часть вещей. 5 марта милицией города Ораниенбаума похитители были обнаружены с помощью воинских властей и вещи взяты, а дело передано военному прокурору. Приведенный факт является одним из многочисленных фактов непонимания командованием отдельных воинских частей значимости историко-культурных государственных ценностей, с которыми бойцам зачастую приходится сталкиваться. Пример расхищения дворцового имущества ценнейшего историко-художественного памятника русской культуры XVIII века является, к сожалению, не единичным примером недопустимого отношения отдельных воинских частей к культурным ценностям; так, во дворце Петра I и в Летнем саду обнаружены были многочисленные поломки и вынос вещей из опечатанных экспозиционных залов воинскими частями, располагавшимися на территории Летнего сада, многочисленны повреждения и факты недопустимого варварского отношения к всемирно прославленному памятнику архитектуры в помещении бывшего Исаакиевского собора (о чем неоднократно был извещен г-м. Лагуткин). И, наконец, по сегодняшний день продолжается нанесение систематического ущерба ценнейшим паркам Ленинграда воинскими частями, расположившимися со своим автотранспортом как в парке 1-й пятилетки - бывший Таврический сад, - так и в ЦПКИО, где устроен лесосклад. Беспрестанный проезд и стоянки автотранспорта уничтожают газоны, портят аллеи и дороги, уничтожают ценнейшие древесные и кустарниковые насаждения - губят парки. Музейный отдел неоднократно обращался с официальными протестами к командованию отдельных воинских частей и проводил культурно-просветительскую работу среди самих бойцов данных частей. Научными сотрудниками проводились лекции и беседы о культурной и исторической значимости тех объектов, около которых они находятся. Последнее мероприятие могло оказать существенное воздействие, если бы не частая смена состава, о которой музейные сотрудники по естественным причинам не уведомляются.
Убедительно просим Вас дать соответствующее указание по частям, дабы все командиры без исключения учитывали бы, что вопрос сохранения культурных, исторических и художественных объектов на территории, которую Красная Армия защищает от фашистских варваров, есть вопрос общегосударственной важности, есть дело чести каждого бойца.
Инспектор Музейного отдела Управления по делам искусств
А.И.Зеленова".
Tags: Павловск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments