Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Заметки на мартиновских полях, разрозненное. Роберт и контрацепция.

С медицинской точки зрения контрацепция в Вестеросе на высочайшем уровне. Эффективность лунного чая такова, что "Гедеон Рихтер" со своим жалким постинором нервно курит на балконе.

Но тогда почему вообще родилась Барра? Ладно, Робертова девственница, возможно, настолько девственница, что не в теме. Однако всерьез полагать, что лучшая мадам столицы в лучшем борделе столицы не знает о волшебно безотказном вестеросском противозачаточном, - это по меньшей мере нелогично. Тем не менее Барра на свет появляется.

Причем мать Барры:
- клянется старыми и новыми богами, что больше ни с кем не была,
- просит Неда передать, что девочка так похожа на Роберта, его нос, его волосы,
- вообще просит передать, что дочка чудесная, почему-то считая, что королю-папе это будет интересно,
- не хочет ни камней, ни денег, а только Роберта, ибо он был так добр, так добр (на этом месте Нед стискивает зубы, ибо типодруга знает очень хорошо)
.
На отношения со шлюхой и даже содержанкой как-то совсем не похоже. Особенно если вспомнить, что Катая, человек пусть и хороший, но тем не менее деловой, не только терпит беременную работницу в доме, никуда ее не отправляя, но и - внимание! - дает ей неплохой послеродовый отпуск. В каком возрасте Барра на момент визита Неда, не совсем понятно, но в любом случае к этому сроку Катая прибавляет полгода отгула. Опять же юная мать не живет где-нибудь в деревенском коттеджике, но остается на месте работы. То есть там, где может в любой момент ее найти Р.Баратеон, буде у него появится охота.

И уж совсем странно, что названа незаконная дочь короля Баррой. Ничего так, да - какая-то мелкая шлюшка называет своего ублюдка по родовому имени короля Вестероса?

Как хотите, а ребенок был заказан. И девочке, и Катае. Поэтому мать Барры - девственница, поэтому от нее требуется абсолютная верность (чему Катая должна всячески способствовать). Поэтому ребенок должен быть похож. И вообще он, ребенок, для Роберта на словах желанен - ибо имя и прочее.

А чтобы дополнительно обеспечить чистоту эксперимента, Роберт клянется девочке в любви, добр с ней по самое не могу, обещает большое и светлое чувство до гроба и трогательно стремится к укреплению большого и светлого чувства с единственно любимой женщиной общим дитем.

Что ему и удается. И судя по тому, что он не появляется у страстно любимой женщины уже очень давно, даже не зашел посмотреть, действительно ли дочь похожа (кажется, он так уверен, что даже и проверять никого не присылал), эксперимент сочтен удачным.

Тут следует ничего не комментировать, какой смысл, все и так ясно, - но начать разбираться, зачем все это. Неприятно, да. Копаться в свинских экскрементах вообще занятие не самое приятное. Однако вся эта грязная история - вторая (первая - проблемы с Робертовым весом) возможность определить, что типокоролю на самом деле известно о Серсее и детях ее. И с каких пор. А главное - что он с этим знанием делает.

Единственная причина, по которой Роберт, к своим детям глубоко равнодушный, может взять на себя труд изображать любоффф и вообще частично вынуть необъятный зад из кресла, это, несомненно, проверка фертильности. Как говорит один мой остроумный коллега, если мужик видит своего дружка только в зеркале, это уже не мужик. Шутки шутками, а неимоверное пузо в сочетании с пьянством потенции никак не способствует. То, что Роберт не в состоянии контролировать собственные сладострастные видения, как на пути к могиле Лианны, тоже скорее в пользу подступающей половой слабости. На фантазии такие субъекты по мере того, как подступает суровая импотентная реальность, все более падки. И вообще возле Роберта весь период Недова правления любовниц как-то не заметно.

По моему скромному мнению, ноги у королевского кризиса растут из этого места. Люди глубоко бездуховные, живущие только ублажением плоти, тяжело переносят период, когда плоть начинает выходить из-под контроля. Красавицы страшно психуют, превращаясь в сморщенных мартышек. А для потрясателей штанами наступает их личный персональный ад, когда они не могут больше скрывать от себя, что трясти особо нечем. За что может себя уважать такое свинское существо, как Роберт, каким он стал к концу жизни, если штаны, так сказать, опустели? Больше-то ведь похвастаться нечем.

И вот тут контраст той жизни, которую устроил себе для услаждения в браке Роберт, и той, которую организовала себе Серсея, становится совершенно непереносимым. Он - один. Всегда был, всегда будет. Он ничтожество, никому, говоря прямо, не нужное. А Серсея при всех ее прибамбасах - любящая и любимая мать семейства, а также возлюбленная жена брата любимая сестра Джейме. Она давно укрылась от мужа в атомном бункере, поди заставь ее, ну, к примеру, все-таки родить Роберту ребенка.

Значит, надо взрывать атомный бункер. То есть устраивать показательный процесс над женой и любовником со всенародным позором семьи Ланнистеров, и вообще разводиться со змеюкой и избавляться от змеенышей.

Но государству нужен наследник престола. Особенно с учетом того, в какой форме нынешний король. То есть после развода придется жениться и наследника порождать. Но если говорить о потребностях не общества, но тонкой, измученной души Р.Баратеона, нафига разводиться с Серсеей, если в штанах проблематично? Ну, будет Маргери вместо Серсеи рожать не от мужа. Стоит ради этого заморачиваться?

Так что первым шагом на пути избавления Роберта от Серсеи неизбежно станет проверка фертильности. Способен ли еще он, так сказать, что-нибудь породить. И вот когда выяснится, что да, способен (скорее всего, со скрипом, но все-таки хоть так), есть смысл вообще начинать обсуждать тему избавления короля от нынешней семьи. Тем более что помогать королю в организации избавления никто не рвется, памятуя о девичьей фамилии королевы.

Уж не знаю, придумал Роберт купить девственницу для производства ребенка сам или у них с Арреном была беседа типа "Роберт, а зачем вообще это, тем более через столько лет? Ты сначала проверь, годное еще у тебя семя или нет, а потом начинай рыпаться". Если да, то грязь и вина этой истории и на Аррене тоже. Может быть. А может, и нет, король придумал все это собственными заплывшими жиром мозгами.

Да, кстати, прежде чем двигаться дальше, не вредно вспомнить, что наследник у Роберта и без инцестного выводка имеется. Другой вопрос, что Аррена этот наследник никоим образом не устраивает. В отличие от Роберта, Станнис деснице свободу действий не предоставит, ибо жаждет править сам, а посему с Арреном, фактическим главой страны, не уживется. (И вообще, кто со Станнисом уживется? На всем пространстве саги подобных персонажей не наблюдается.)

А уж насколько Станнис не устраивает любящего старшего брата... Впрочем, это слегка отдельная, но теснейшим образом связанная с разбираемым вопросом тема, о которой чуть позже.
Tags: заметки к Мартину
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments