Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Русский музей, выставка Коровина

Коровин все-таки довольно неровный художник. Разговоры о том, что у него нет ни мазка депрессивного, ни нотки тоскливой, которые с удивительным упорством вели все провещавшие мимо экскурсоводы (человек семь, наверное, за три часа), тоже фигня. У всех есть, и у него есть. Заметно меньше нижней границы средней нормы, правда.

Для меня лично открытием стали розы, театр и панно. Розы Коровин писал неоднократно, везде с любовью, везде с разной любовью - и манера выражения любви менялась тоже. Знаменитые южные, сияющие под крымским солнцем, с фиолетовым пятном тени наподобие жидких чернил под вазой, конечно, можно по-настоящему заценить только вживую. Очень уж высокий мазок, ходишь вправо-влево - картина живет и дышит. Среди роз среднего периода, которые десяитых годов, одни явно написаны для того, чтобы быть объемнее объемного и живее живого. Так, в общем, и есть. С ходу не вспомню картину, на которой такой нежный, сочный и распушенный объект, как букет роз, так агрессивно выламывался бы из рамы. Розы 1930 г. - снова совсем другие. Фон более чем монотонный, розам плосковато, душновато и тесновато в манере "цветы на фарфоре". Очень наглядно вышло.

Театру посвящен целый зал, и театральные эскизы роскошны. Я особенно протащилась от постановок в предреволюционной Мариинке. Ах, этот синий подъевропейский кабинет Василия Голицына из Хованщины. Ах, костюмы персидок с разметкой тканей (там, впрочем, на эскизах костюмов везде карандашом техническая разметка "сукно". "шелк", "сафьян", "холст", "раскрашено" и т.п.) и подписью - М.М.Фокину, дескать, на усмотрение. То, что для парижан, совсем другого уровня - дикая экзотика-с для Европы-с. Тинейджер, глядя на костюмы к парижскому "Борису", мудро и дипломатично резюмировал: "Для них надо было так, чтобы сильнее вкус чувствовался". О да. Разница примерно как между классическим чаем и форсмановскими "одеколонами", которые не то чтобы невкусные, но, в отличие от классики, через пару месяцев навязают в зубах. Париж, вероятно, хотел от Коровина навязчивости. Питер явно хотел стиля. Кому что, конечно.

Панно для выставки в том же Париже колоссальны, неожиданны и временами гениальны. Особенно "Тайга у Байкала". Видела я разноцветненький эскиз, красиво, спасибо, больше не хочу. Гигантское панно под потолком - это не импрессионизм, и не реализм, и не открытковизм, и не модерн. Посидев на лавке минут пятнадцать задрав головы, мы с тинейджером сошлись на том, что это акмеизм. Все точно, ясно, прозрачно, скупо, сдержанно - и полно тайн. Из цветов остались только черное, белое и золото света из-за гор. То ли солнце над Куйвиэнэн вот только решило взойти, то ли это вечер первого дня мира. Вот уж чего от Коровина не ждала. Сила.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments