Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Еще про вишневскую Жизель

Вишнева сильна тем, что заставляет думать. Для современных балерин качество, я бы мягко заметила, необычное. Да, мне не понравилось, как она делала "Лабиринт" Грэм, я и сейчас считаю. что она его танцует не так, как надо, но после ее спектакля я нашла Грэм, ознакомилась, преисполнилась, начала осмысливать и потихоньку осваивать. Потому что - да, громадное явление, без него я много чего в танце не понимала.

С Жизелью, похоже, аналогично. Плакать не плакала, в отличие от спектаклей с Осиповой, лучшей московской Жизелью, и Образцовой, очень, очень хорошей Жизелью из Мариинки. Но после них я не ходила и не думала двое суток, пытаясь осознать, что же, собственно, видела и почему то, как делает Жизель Вишнева, - это совсем-совсем другое, чем две вышеназванные любимые мною Жизели.

На самом деле балет - это не просто техника и это не просто созданный образ. Осипова и Образцова вкладывают в роль массу своего, Осипова пылает, Образцова живет, обе очень свежо и четко делают образ, внутренне непротиворечиво, ярко и, я бы даже сказала, современно. Образцова тихая, акварельно прозрачная и несгибаемая внутри, в Осиповой столько огня, что совершенно ясно, почему даже после смерти у нее хватает сил почти жить. То, что они делают в этой роли, берет за душу. Но после вишневского спектакля как-то особенно было видно, что балет этим не исчерпывается. Есть еще такая штука, как традиция. "Ромео плюс Джульетта" Базза Лурмана с Дейнс и Ди Каприо - это душераздирающая и очень свежая по взгляду на пьесу постановка, опять же мною любимая, но Шекспир - это больше, чем постановка Лурмана. Жизель - не просто старая история, которую можно и нужно рассказывать современным языком. Это толстенный пласт истории балета. Там французский романтизм с того момента, как Тальони встала на пуант. И это Петипа и весь русский императорский балет. И это балет двадцатого века, та же Спесивцева хотя бы, не говоря о других великих Жизелях.

Вот в том, что делает Вишнева, таинственным образом это все есть. От Тальони до Спесивцевой. Это были полтора века балета, а не современные девочки, сделавшие роль кровью сердца и осовременившие ситуацию, но традицию сильно подрастерявшие.

Впрочем, крови сердца и у Вишневой хватало, она никогда не грешила недостатком эмоций. Но, как бы это сказать, страдание было окультурено ста пятьюдесятью годами традиции. Вероятно, поэтому всплакнуть не вышло. Мешало ощущение почти совершенства и почти что преклонение перед тем, как, черт возьми, это сделано.

В первый раз я подумала, что, вероятно, все-таки наш балет слишком увлекся любительством даже там, где лучшие. В хорошем смысле слова, но все-таки. Вишнева уже далеко на той дороге, по которой хорошо бы если пошли Осипова, Образцова и другие, которые с душой. Кроме души, должно быть и это.

В общем, еще думать надо.
Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments