Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Так, ну надо про Холмса Ричи написать все-таки что-нибудь

Строгий тинейджер заставил меня перед походом на вторую часть в очередной раз насладиться первой. В общем, это он, наверное, зря. Потому что минусы сиквела по сравнению с базой сразу прыгнули в глаза.

Минусов, на мой (пусть и не столь планомерный, как у тинейджера) взгляд, набралось три: бабы, сдержанность и трагизм.

Даже сам Конан Дойль не смог полностью игнорировать тему "пара для главного героя". В наше время (а может, и не только наше, просто сейчас обезьяны шире распространяют свои мнения ввиду наличия интернета и прочих завоеваний цивилизации) обычно приравнивают понятия "партнер для хорошего секса" и "идеальная пара" (в каковой идеальной паре партнер, кроме пары в сексе, вообще-то еще как минимум столько же должен быть половинкой души). Подозреваю, что это вообще мощнейший соблазн для любого хорошего автора - попробовать сконструировать идеальную пару для любимого персонажа. Очень показательно, что авторы раз за разом - Конан Дойл не исключение - поддаются соблазну. Хотя уж в жизни Холмса-то, казалось бы, есть идеальный друг Ватсон. Однако одним Ватсоном сыт не будешь с одним Ватсоном счастья не будет. Равно, впрочем, как и Ватсону с одним Холмсом. У каждого из мужиков есть своя личная жизнь, у кого эпизодическая, у кого на подольше. И хотя в финале, как известно, они снова возвращаются к холостяцкому образу жизни на двоих, легкая горечь от того, что не сбылось, прослеживается местами довольно отчетливо. Одинокий мужчина, не нашедший своей половинки / утерявший ее, живет в некоторой степени по Жуковскому: в жизни есть много прекрасного, кроме счастья.

Впрочем, идеальное счастье для Холмса, оно же Ирэн Адлер, есть счастье довольно своеобразное, ибо принципиально нестабильное. Эти двое могут столкнуться, высечь искры, насладиться мигом - но обязательно разбегутся в разные стороны. Каждому из них хочется играть с равным по интеллекту. Однако при этом обоим обязательно надо обыгрывать партнера. А в средствах та же Ирэн чисто по-женски не стесняется. Да и Холмс чисто по-мужски стесняться будет только до тех пор, пока не обидится. А миру-то меж тем тоже хочется жить дальше, вот эволюция, судьба и прочие механизмы спасения мира и разводят подобных личностей подале. Сами личности, впрочем, слишком умны, чтобы не сообразить, что, если им дороги рассудок и жизнь, нужно держаться подальше не только от ночных просторов дартмурских болот. Вот в чем Ричи абсолютно, на мой взгляд, следует духу оригинала, так это именно здесь (он, впрочем, много где в первом фильме следует, пусть это и не очень бросается в глаза при поверхностном просмотре). История Ирэн и Холмса у него именно такова: принципиальная невозможность разлюбить, принципиальная невозможность не соперничать, принципиальная невозможность быть вместе. Далее с первого звена и по кругу.

По кругу можно ходить неопределенно долго, поскольку умные люди умеют красиво, умно и по-новому играть друг с другом очень, очень длительное время. На второй фильм уж точно бы хватило. Собственно, когда смотришь на типоглавную женскую роль, понятно, что она написана именно для Ирэн и в духе "энный круг игр, по определению не могущих стать брачными, хотя очень хочется". Но что-то там явно стряслось с исполнительницей роли Адлер, и ее быстренько убрали со сцены. Дальше явилось нечто совершенно невнятное и почему-то еще и с цыганским отливом. Уж надо было либо платить Макадамс запрошенные бабки и снимать как задумано, либо совершенно спокойно обойтись и без цыганского отлива в частности и совершенно невнятного персонажа как бы женского полу в целом. Но не обошлись. Что в общем и частности сигнал: со вторым фильмом неладно.

Следующий минус, если общо, растет оттуда же, откуда и первый. За отсутствием идеальной (пусть и неудержимо нестабильной) половинки-Ирэн нам предлагают как пару Холмса и Ватсона. Причем поскольку оба настоящие мужчины, они совершенно не стесняются всячески (далеко не всегда со вкусом, но бывает и с ним) стебаться на тему ты, грязный ниггер - молчи, белый колонизатор с маленьким членом "разрешите пригласить вас на вальс, Ватсон" - "я уж думал, Холмс, вы никогда не предложите". Я, собственно, ничуть не против. Но такие вещи надо делать в меру и с иронией. А когда грубо накрашенный под тетку Холмс только что не срывает одежку с Ватсона в поезде - это как-то сильно выбивается из стилистики фильма. Сколь бы ни был груб и даже пошл фарс, его всегда можно встроить так, чтобы было более уместно, чем вышло. И опять же - любые ударные средства выражения, хоть секс, хоть стрельбу, хоть фарс, хоть голые сиськи надо использовать не сами по себе, а ради чего-то. В список того, ради чего стоит подобное использовать, не входит, с моей точки зрения, простое увеличение количества идиотов, которые пожелают оставить деньги в кинотеатре. Но, видимо, у Ричи в данном случае точка зрения иная.

Наконец, об итоговом впечатлении. В первом фильме очень грамотно построен финал: сначала на фоне грозового неба Ирэн говорит - будет буря, на что Холмс отвечает, что немножко времени у них еще есть. Совершенно ясно, что это заявка на будущие события в глобальном масштабе. Потом идет второй, уже личный финал: Ватсон все-таки уходит в личную жизнь, оставив Холмса без компаньона. Что грустно. (Я лично тихо считаю, что, изучая и ставя сцену повешения Блэквуда с собою в главной роли, Холмс аккуратно убирает из собственного сознания мысль о том, что вот повесится он, а Ватсон придет, посмотрит, заплачет и скажет: он был мой лучший друг, зачем я с ним так, зачем я его бросил, и разведется со своей Мэри будет носить цветы на могилку всю жизнь. Вот вся эта сцена с якобы самоубийством - на самом деле не только эксперимент и пугательная демонстрация для Ватсона с супругой, но еще и довольно эффективная самопсихотерапия.)

Но, как бы ни было грустно, и как бы ни состояла вся наша жизнь из потерь, и какая бы буря ни ждала впереди, правильный ответ на это может быть только один: дело снова открыто ну да, это был проигрыш, и что? Мы еще посмотрим, кто кого. Шляпу на макушку, улыбку над собой и так устроенным миром в лицо миру - и побежали дальше, куда нам деться, пока живы.

Однако во втором фильме все эти ружья не стреляют. То есть стрельбы как раз страшное количество, но какая-то она исключительно внешняя. Жизнь из грозовой, неуютной и тяжелой дороги с улыбкой наперекор судьбе, разлукам и проигрышам превращается в стебно-малосерьезный пробег по европам, улыбочка где легковесна, где глумлива, горечь разлуки решительно уничтожается путем выбрасывания платочка бывшей любимой в Ла-Манш, а в конце Холмса ждут одни выигрыши. А что будет большая буря - так это просто люди таковы, им обязательно подавай мировые войны, а Холмс и даже Мориарти тут совершенно ни при чем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments