Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Эрмитаж, ВЫСТАВКА КОСТЮМА (7). Мундиры Павла и уши Александра.

Не только Екатерина Вторая считала себя модельером, мужчины этого рода, начиная с Петра (и уже не останавливаясь), тоже традиционно занимались данным вопросом. Бабские развлекухи типа детских комбинезонов, правда, их не интересовали, а вот мундиры! О, мундиры! Мне иногда кажется, что это была у них такая форма эскапизма, чтобы не сойти с ума.

Впрочем, некоторым не помогало. Можно много хорошего сказать о Павле, а о той же маме его сказать много плохого, и это будет правда. Но одно несомненно: Екатерина годилась для тяжелейшей работы главы государства, а Павел - не годился. Помню я неподдельный ужас в распахнутых глазах типоштирлицева приятеля-англичанина, которому типоштирлиц возле Михайловского замка толковал, как правил Павел. Вы все подонки, кругом в Сибирь шагом марш!!!! *через шесть часов, успокоившись* Да, но бедные солдатики... пусть возвращаются. Ну что тут скажешь. На этой работе такие долго не живут, и высокие моральные качества тут совершенно не помогут. Либо уходи, либо тебя уйдут. А мужиков в России 18 века уходили обычно в земельку. Павел, как человек неглупый, думаю, это понимал, но то ли был болен комплексом Аликс (когда ты свято уверен, что твое высокое положение обязывает абсолютно всех, - кроме тебя любимого), то ли физически не мог выпустить из рук власть. Тем временем психика у него, от природы и так не шибко стабильная, явно не выдерживала, и это, между прочим, очень хорошо видно в костюмной истории России.

Начнем с относительно нормального начала Павлова царствования. Скажем откровенно, что назло начальнику вокзала, то бишь покойной маме, Павел делал, ну, может, не все, но заметно больше того, что мог выдержать имидж порядочного императора конца 18 века. Исаакий, который се памятник двух царств, обоим им приличный - на мраморном низу воздвигнут верх кирпичный, - неплохой пример в этом смысле. Конюшни в Таврическом дворце еще круче. Впрочем, со своими дворцами Романовы могли делать что угодно, их дворцы, строго говоря, хотят - на асфальт мажут, хотят - коней в бальные залы заводят. Но когда император отдельными указами стал запрещать носить то и предписывать, напротив, надевать это, общество возроптало. А когда, соответственно императорским вкусам и представлениям о красивом, начал меняться воинский мундир, начала делать недовольные лица армия.

У проблемы, правда, как всегда, две стороны. Армия могла бы и не фыркать, потому что в последние екатерининские годы офицеры разнежились до такой степени, что ездили на дежурства с меховыми муфтами, дабы руки не мерзли. С другой стороны, введенный Павлом мундир, подражающий прусским образцам, по единодушному (ну, кроме павловского, конечно) мнению к русским условиям не подходил и вообще устарел даже в самой Пруссии. А ведь кроме собственно мундира были такие красоты, как "низкая, сплюснутая треугольная шляпа", "перчатки с огромными раструбами" и, наконец, знаменитые "две насаленные над ушами букли с длинною, туго проволокою и лентою перевитою косою". Короче, http://nearyou.ru/schukin/4schukin.html мысленно надеваем это на себя и идем на плац в снежную бурю. Для облегчения работы воображения - http://www.staratel.com/pictures/ruspaint/big/67-1.htm особое внимание просьба обратить на солдатиков на заднем плане, специально выделенных для нелегкой работы подбирания упавших треуголок за каждой марширующей ротой.

Но это бы все ладно. Россия страна большая, и не то выдержит. Однако быстро выяснилось, что с фасоном мундиров Павел обращается примерно так же, как с перемещением частей в Сибирь и возвращением их оттуда. "Самой большой проблемой для подданных была та скорость, с которой менялись формы и фасоны отворотов, фалд, петлей и шитья на мундирах всех видов, и это при том, что форма одежды и порядок ее сезонных изменений соблюдались довольно строго и нарушения влекли за собой немедленное наказание, подчас весьма суровое - вплоть до "выключения из службы". Воспоминания современников павловского царствования полны анекдотов о подобных происшествиях - иногда трагических, а порой - нелепых и комических. Так, только мундиры офицеров гвардейской пехоты в течение периода правления Павла I меняли свои мундиры шесть, а Лейб-Гвардии Преображенского полка - даже семь раз".

Причем скорость изменений по мере прогрессирования императорского психоза все возрастала, а императорские идеи насчет мундиров становились все более, ээээ, мммм, в общем, именно что все более.

Сложно быть царем, чоуж.

На эрмитажной выставке костюмов Павла нет, но есть два офицерских гвардейских мундира, начала и конца царствования. Я бы сказала, что они отлично иллюстрируют все Павлово царствование. Далеко не без вкуса, особенно ранний. Без особой практичности - оба (ничего так ярко-белые форменные жилеты иметь в армии, нет?). И чем ближе к финалу, тем больше густой фантазийности, которая, впрочем, так и не перешла в кич, потому что вкус, он у психов никуда не пропадает, в отличие от чувства реальности.

1) 1797 год. Мундир офицерский Лейб-Гвардии Семеновского полка, принадлежал цесаревичу Александру Павловичу. Сукно, стамед [легкая шерстяная материя; употреблялась, между прочим, для оболочки пушечных зарядов], холст, золотая нить, томпак [золотисто-желтый сплав 9 частей меди и 1 части цинка]; шитье, штамповка, золочение.










2) 1800-01 гг. Кафтан офицерский Лейб-Гвардии Преображенского полка. Сукно, шелк, холст, металлическая нить, бить [тонкая расплющенная металлическая проволока, используемая для вышивания], медь; шитье, золочение.














Второй мундир в каталоге не числится принадлежащим Александру, но наша гидша уверенно его Александру приписала, и рассказав при этом вот какую историю. Как известно, Александр был глуховат на левое ухо (а потом совсем, похоже, на него оглох) не то с детства, ввиду суровой закалки любящей бабушки, не то с юности, ввиду громыхнувшей у него над ухом пушки воинственного батюшки. Короче, при таких родственниках юноша слышал левым ухом плохо и потому поворачивал голову левым же ухом вперед, чтобы лучше слышать. А позже, когда несчастное ухо окончательно оглохло, стал делать то же самое, но выставляя вперед уже правое ухо (и эта привычка осталась при нем до конца жизни, наряду с глухотой). Поэтому всегда понятно, какие мундиры он носил в первые годы Павлова императорства, а какие в последние, довольно неожиданно заключила гидша и предложила посмотреть сзади на воротники. Секрет в пресловутой косичке, которую туго заплетали, еще и жиром мазали, чтобы не расплелась, так что она была жесткой и терла воротник. У обычных людей - посередине. У Александра же - сначала слева, а потом справа от центра. Вот в зависимости от того, где потерто, сразу и видно, в каком возрасте носилось.

Такие вот тайны петербургского гардероба.

(продолжение следует)
Tags: Эрмитаж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments