Category: дизайн

Category was added automatically. Read all entries about "дизайн".

я

(no subject)

Владелец данного ЖЖ ежедневно работает с больными людьми. А посему сей укромный уголок был вообще-то задуман как уютная будка, куда он сможет спрятаться и где больные идиоты не достанут. Однако что вышло, то вышло. С тех пор, как оно вышло, здесь введена премодерация, о которой вас официально и предупреждают. В переводе на русский это значит, что, если вы не френд, ваши комменты скрываются и будут обнародованы лишь в том случае, если заинтересуют *все равно, в хорошем или плохом смысле* хозяйку будки, то бишь меня.

Анонимы! Пожалуйста, подписывайтесь. А иначе вам рассчитывать не на что. Не только на ответ или открытие коммента, но даже и на прочтение. Хозяйке будки так нравится, а будка - ее.

Матерные, жаргонные и сильно иностранные выражения допускаются, но в качестве нечастых вкраплений и только у тех индивидуумов, которые виртуозно владеют остальными областями русской речи и успели это доказать хозяйке будки.

За попытки не интересного мне самовыражения или расхаживания по страницам моей скудной конурки в дезабелье (c) в качестве премодерационной меры обычно используется бан.

На сем предупреждающее "Гав!" из будки заверение в неизменной любви и заботе о проходящих мимо прошу считать завершенным.
я

Севрский фарфор. 3. Ваза с гробовым оттенком


Второй кюветой/кассетой для цветов, пошедшей в производство на мануфактуре, стала т.н. cuvette à tombeau. Интересное ощущение, когда запускаешь поиск картинок на cuvette à tombeau, и на первой же странице выскакивают два весьма элегантных гроба, нежно-розовый и нежно-палевый. Извращенцы Собственно tombeau переводится как гробница-могила-склеп-гроб-усыпальница и даже иногда мавзолей. Все это потому, что ваза, согласно традиционной точке зрения, сделана в форме античного саркофага (не будем спорить, лучше вспомним, что понятие античности в каждую эпоху было очень свое, и Агатовые комнаты Екатерины в Царском тоже типа античные). Поскольку вещь небольшая и, как обычно у Севра, изящная по самое не могу, в качестве перевода не по букве, а по смыслу предлагаю гробничку или саркофажик, как-то так.

Севр начал производить эту форму в 1754 г., сразу после кювет Куртейля. Созданы они были, наверное, одновременно, просто маркизу-куратору больше понравилась та, а не эта. В целом маркиз был прав, популярность cuvette Courteille была поболе, чем cuvette à tombeau, но тем не менее и вторую брали неплохо, так что их стойко производили в 1750-х, 1760-х и первой половине 1770-х, иногда и позже.  

Collapse )
я

Недолгая фарфоровая мода, или Восемь лет декора эмалями

Пока Севр был молод и вообще был Венсенном, сами техники декора были довольно скромными (техники, а не вещи!), изощрялись в плане росписи и хорошо отработанного золочения. К концу 1770-х ни о какой скромности речи не было. Севрцы творили моду в Европе и считали, что умеют все. Тут и появились два мастера по эмалям — Филипп Парпетт, который прямо на мануфактуре и прижился, и женевец Жозеф Кото, обосновавшийся в Париже на позиции «я весь независимый художник» и бравший в Севре заказы. 

Эмаль в данном случае есть измельченное легкоплавкое стекло, которое наносится вовсе не на фарфор, но на металл. Листочек золотой фольги необходимой формы штампуется либо гравируется, а далее на него наносят эмаль, плавят оную в печи и дорабатывают по необходимости. Далее могло получаться по-разному, в зависимости от художественной задачи, однако моя любимая часть — имитация драгоценных камней. В качестве примера см.выше деталь вазы Ренессанс из Лувра (полностью вазу можно найти по ссылке — https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/c/c8/Vase_de_la_Renaissance_%28Louvre%2C_GML_10985%29_2.jpg, но, если честно, деталь мне нравится больше). Кстати, обратите внимание, как выглядят фарфоровые позолоченные фигуры у севрцев, когда они не поплавленные и их не надо править резьбой по толстому слою золота. Что до эмалей, то мы можем наблюдать крупно прозрачные зеленую, красную и золотисто-топазовую (поясок ниже изумрудно-рубинового). 

Collapse )
я

Недолгая фарфоровая мода, или Пять лет декора лентами

Сразу определим дефиниции: речь пойдет не о лентах вообще, ибо ленты в гирляндах и букетах из моды не выходили никогда и, наверное, не выйдут. Однако был в истории Севра период с 1756 по 1760 г., когда был остро моден декор фарфора цветными лентами и полихромными цветами. 

Collapse )
я

Царское, Агатовые, сегодня

Как я люблю, когда в музеи ходишь вот примерно так. Зашли втихую в боковую дверь, без всякой особой рекламы, кто не знает, тот и не догадается, что там такое. Там наорали, что осмелились заявиться строго предупредили, что надо будет ждать, пока соберется группа. Целых пятнадцать минут ждали, все время мира практически. Потом чудесный, очень компетентный, очень спокойный и вообще редкостно адекватный молодой человек провел группу из десяти человек по пустым залам. И каким залам, это же Агатовые, в отличие от Янтарной, настоящие. Все уникальное, как Стеклярусный. Причем снимай сколько хочешь, только вспышку отключи.

Реставрация сделана просто ах. Продумано все до деталей. С умом, профессионализмом и любовью причем. Вот, например, стулья, на которых сидят смотрительницы, вечная проблема для глаза. Что поставить так, чтобы не мешал уникальности исторического интерьера?

Collapse )

Последний раз я так вдруг и навсегда влюблялась, сколько помнится, в павильоны на островах в Петергофе. Тоже элитный музей, в которые не очень-то приглашают толпы. И не надо. Пусть будет уголок совершенно настоящего для тех, кто понимает.
как молоды мы были

Золотая комната императрицы

6. Золотая гостиная - она настолько золотая, что, во-первых, трудно себе представить себя внутри чего-то более золотого, а во-вторых, лично у меня регулярно крутится на языке слово "слишком". Но, может, это особенность моего личного восприятия. Хотя бы потому, что ничего купеческого, нуворишевского и вообще вульгарного в Золотой гостиной нет.

Сначала и слишком не было. Потому что Брюллов, оформлявший интерьер, стены гостиной сделал из белого искусственного мрамора, а вот лепной узор на них - он да, был позолочен. Уже тогда гостиная вызывала восторг всех, начиная с владелицы, которая сравнивала свой интерьер с Тронным залом баварских королей, скромно добавляя - ну, пожалуй, в хорошую погоду, на солнышке.

Позже над Золотой гостиной немного поработал Штакеншнейдер, проявивший, как всегда, сдержанность и вкус. Золоченой лепнины на карнизах он добавил, но вызолотить сплошь стены не собирался. Предполагалось затянуть стены шелковой материей и украсить 20 яшмовыми колоннами. Но поскольку Мария Александровна с мужем Александром в тот момент уже достигли высшей власти, проект Штакеншнейдера их не устроил. Как, впрочем, и другие проекты. Так что оставили отделку Брюллова, только вызолотили стены сплошняком. Автором этого "слишком" был предположительно В.А.Шрейбер.

И стала Золотая гостиная вот такой.



Каковой она в общем (спасибо восточным высоким визитерам первых послереволюционных десятилетий, которым нравилось здесь жить) и осталась поныне. За одним важным исключением: в 1960-х при реставрации ткань на мебели (и шторах, естественно) изготовили по старым образцам, но сделали не малиновой, а голубой, под цвет нижних панелей стен зала. Сейчас здесь коллекция резных камней герцога Орлеанского - в старинных витринах. Но на геммы, честно говоря, здесь мало кто обращает внимание. (Кстати, зря.)

Collapse )
как молоды мы были

Личные комнаты императрицы

В Зимнем дворце вообще-то было интерьеров не меньше, а больше, чем в Царскосельском Екатерининском, Павловском или Большом Петергофском дворцах. Другой вопрос, что, во-первых, каждый новый император, а особенно императрица, обычно желали оформить свои комнаты по-новому, типа в духе времени. Интерьеры Екатерины, Павла и Александра вообще сгорели полностью в пожаре 1837 года, равно как интерьеры первой половины царствования Николая. Да, потом залы восстанавливали под прежние, но, будем откровенны, не без поправок, где небольших, а где и весьма немалых. Что до личных покоев, то они и есть личные. Так, на месте Яшмовой гостиной Александры Федоровны, спроектированной виновником пожара Монферраном и украшенной колоннами из серо-фиолетового каргонского порфира (в 19 веке его минералогически неграмотно называли яшмой), сейчас знаменитый Малахитовый зал, бело-золотисто-малахитовый. И никакого серофиолета.

Во-вторых, интерьерам сильно досталось после революции. Проще говоря, их частенько уничтожали. Но про это не сегодня, у меня и так тяжелый рабочий день пятницатринадцатое, позитива мне, позитива.

На этом фоне комнатам Марии Александровны, первой жены Александра II, очень повезло: в них большевики поселяли знатных иностранных гостей, с которыми надо было поддерживать хорошие отношения. Из восьми залов порушили только Ванную и Туалетную, видимо, как самых неприличные, да и то общая планировка и отделка потолка (кое-где и стен немножко) сохранились.

Collapse )