Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

я

(no subject)

Владелец данного ЖЖ ежедневно работает с больными людьми. А посему сей укромный уголок был вообще-то задуман как уютная будка, куда он сможет спрятаться и где больные идиоты не достанут. Однако что вышло, то вышло. С тех пор, как оно вышло, здесь введена премодерация, о которой вас официально и предупреждают. В переводе на русский это значит, что, если вы не френд, ваши комменты скрываются и будут обнародованы лишь в том случае, если заинтересуют *все равно, в хорошем или плохом смысле* хозяйку будки, то бишь меня.

Анонимы! Пожалуйста, подписывайтесь. А иначе вам рассчитывать не на что. Не только на ответ или открытие коммента, но даже и на прочтение. Хозяйке будки так нравится, а будка - ее.

Матерные, жаргонные и сильно иностранные выражения допускаются, но в качестве нечастых вкраплений и только у тех индивидуумов, которые виртуозно владеют остальными областями русской речи и успели это доказать хозяйке будки.

За попытки не интересного мне самовыражения или расхаживания по страницам моей скудной конурки в дезабелье (c) в качестве премодерационной меры обычно используется бан.

На сем предупреждающее "Гав!" из будки заверение в неизменной любви и заботе о проходящих мимо прошу считать завершенным.
я

Дон Кихот, Мариинский, вчера

Долго не писала о балете по очень важной причине: я на него длительное время не ходила. По причинам техническим. Так уж случилось, что впервые в этом сезоне попала в Мариинку вчера и сразу с корабля на бал, то бишь на меццовую трансляцию. 

Что сказать. Я, конечно, ужасно соскучилась, поэтому всему радовалась, как ребенок. Но ребенок во мне вполне разумный и весьма требовательный, ибо много видел и много видит. Если он добродушный и все прощает, это не значит, что не заметил. На счастье, спектакль был отличный, все очень старались, даже те, кому партия жестко поперек имиджа. Таковых набралось трое, и я начну с самого клинического случая, который Томассон в восточном танце. Кто бы объяснил девушке, что ей не платят по количеству трясений руками, и пусть она даже будет близка по этой части к занесению в книгу рекордов Гиннесса, построить роль по-восточному сдержанной, но абсолютно владеющей телом и по-восточному же прекрасной танцовщицы невозможно. Общий настрой «а кто недоволен, тому ща в глаз дам!» тоже как-то не совсем уместен. 

Collapse )
я

"Раймонда", Мариинка, сегодня

Терешкина — абсолют.

Зверев — огонь. Плюс интеллигент, поэт и талантливый организатор, что вообще-то идеально ложится на образ. 

Батоева и Шакирова в вариациях соответственно второго и третьего акта просто молодцы. Гусейнова и Бородулина в вариациях акта первого очень старались, и весьма неплохо вышло.

Степин украсил собою пару трубадуров. 

В сарацинском жег отчаянный Демченко. В панадерос неспешно и со вкусом выжигала до материка Петушкова. В венгерском блистал чуть мрачный, но к концу разулыбавшийся Еникеев. И были все характерные хороши, что хорошо.

Париш где-то там маячил вроде бы, и даже один раз попытался обратить на себя внимание в соло. Но обратить на себя внимание зияющая пустота может только одним образом. На мой взгляд, самый яркий момент в его роли был во втором акте, когда он вывалился типа спасать Терешкину. Но соваться к взрослым серьезным влюбленным людям, выясняющим отношения, надо аккуратно, а не зациклившись единственно на том, как бы выйти гоголем. А то получишь от Зверева прекрасными терешкинскими ногами под дых. Жаль, что при монтаже поддых стопроцентно вырежут. Но ничего, Север запомнит. 

Вообще одна из лучших «Раймонд» моей жизни — и, бесспорно, лучшая Раймонда. И Абдерахман всех времен и народов. И Шакирова с Батоевой в вариациях... но это я уже по второму кругу, так что см. начало. 

я

Для одного очень хорошего человека

Граждане, если вдруг кто любит старые книги больше марафонцев, проголосуйте, пжалста, за приз проекту "Древние книги Сибири". Буду очень признательна.  

Вот тут. 

А если кто вдруг больше любит марафонцев, просьба это не читать. :))

как молоды мы были

Субботняя сказка, или Немного о есях

Anna Y 22 апреля в 17:14 :
бин тут ответил, какая любимая сцена у него гибели персонажа
таки ж боромир ;)))

Anna Y 22 апреля в 17:24 :
https://news.mail.ru/society/29508370/

ТИПП 22 апреля в 17:32 :
анегдод в тему
- Фима, мои соболезнования, дорогой!! Говорят, у тебя тёща умерла? Боже какая была женщина!! Наверное с сердцем шо-нибудь, да?
- Таки нет. Подавилась бутербродом с чёрной икрой , когда французский коньяк закусывала...
- Шо ви говорите....какая красивая смерть!!

Anna Y 22 апреля в 17:33 :
гыыыыы
думаешь предложить бину?

ТИПП 22 апреля в 17:33 :
ну у него рейтинг типо героических, а не красивых смертей)))
но сыграть тещу фимы - это будет круто!

Anna Y 22 апреля в 17:34 :
а может, даже и героично!

ТИПП 22 апреля в 17:35 :
это же бин)))

Anna Y 22 апреля в 17:37 :
вся одесса будет плакать, я вам отвечаю!

ТИПП 22 апреля в 17:37 :
во-во!
точно, предложить роль бину)))

Так что если вдруг вы увидите блокбастер "Смертельный бутерброд" с участием Сами Понимаете Кого, ви таки знаете, откуда у данной идеи растут ноги и проценты в нашем кармане!
я

Золушка и Анна

В ноябре в Мариинке была дважды. Оба раза спектакли были хороши в целом и отдельными исполнителями, великолепны главной Парой - на "Золушке" Мартынюк-Сергеев, на "Анне Карениной" Терешкина-Зверев, неожиданны главной Парой (причем от Мартынюк как-то не ждала подобного зрелого и совершенного мастерства, остальные-то давно для меня особенные). Но главное, из-за чего все-таки придется, преодолевая сон, погоду и аццкий конец рабочего года, оторвать час от издыхания на диване и домашних дел, - это Ратманский, а точнее, его взгляд на жизнь.

Потому что что там, казалось бы, общего у "Золушки" и "Карениной".

А вот поди ж ты.

Collapse )
как молоды мы были

Милорадович

Сидели это мы с есем в последний визит в Эрмитаж в Галерее 12 года, пытаясь привести в порядок гудящие ноги, и вдруг я увидела, напротив чьего портрета мы сидим. Это ж Милорадович, про которого я тебе рассказывала, незамедлительно накинулась я на еся. Ты много чего рассказывала, утомленно отозвался есь. Я оскорбилась. Ты не помнишь мужика, который любил завтракать на белой скатерти на передовой перед фронтом, а когда его предупреждали, что в него целятся французы, безмятежно отвечал - хорошо, вот мы и посмотрим, умеют ли они стрелять? Помню, отозвался есь, утратив утомленный вид. А как уходили русские войска из Москвы, и их пропускали по договоренности без боя, потому что Милорадович на переговорах с французами на своем безукоризненном французском ответил - или договариваемся так, или мы будем драться за каждый камень, и мало вам не покажется? А когда не успела выйти последняя часть, с которой, разумеется, уходил сам Милорадович, ибо капитан покидает корабль последним, и французы закрыли проход, он поскакал один во весь опор прямо на французские позиции, покрыл их чистым французским матом и рявкнул - е-мое, мне Мюрат обещал!! А французский командир, подхватил есь, опешил и забормотал - мне вообще-то Мюрат ничего не говорил, но если вы говорите, что он обещал, мы сейчас пропустим... И пропустили, сказала я торжественно. И ни одной царапины за все годы службы, в самом бою! А застрелили... На Сенатской, в спину Каховский, с глубочайшим неуважением уронил есь. А потом он попросил вынуть пулю и показать... - начала я. И сказал, что умирает спокойно, потому что пуля гражданская, а не солдатская! - закончил есь. Знаешь, ты очень устала, наверное, посиди немного тут, я скоро вернусь, - обещал он, потрепав меня по плечу, и пошел к портрету Милорадовича смотреть. Потом вернулся, и мы немного молча посидели вместе, глядя на японских туристов, которые одни могут бегать по Эрмитажу в восемь вечера в среду.

Я, собственно, к чему.


Вот тут - портрет из Галереи 1812 года.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/6/68/Михаил_Андреевич_Милорадович.jpg

А здесь - неплохая передача, где есть не только про героизм, но про остальное тоже, ибо человекам ничто человеческое, как водится, не чуждо.



А вот те стихи Цветаевой, которые очень мне хотелось почитать есю в Галерее 1812 года. перед портретом Милорадовича, но вот беда, не умею я стихи читать, так что просто рассказала еще и про Тучкова. А стихи есь слышал на Дворцовой, на балу в честь юбилея.

Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса.

И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след —
Очаровательные франты
Минувших лет.

Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, —
Цари на каждом бранном поле
И на балу...

Вам все вершины были малы
И мягок — самый черствый хлеб,
О, молодые генералы
Своих судеб!

...Три сотни побеждало — трое!
Лишь мертвый не вставал с земли.
Вы были дети и герои,
Вы все могли.

Вы побеждали и любили
Любовь и сабли острие —
И весело переходили
В небытие.
я

Джон Кранко, Эгон Медсен, Пушкин и Шекспир

Русская литература, как (пусть и не всем) известно, вышла из "Шинели". А западные знаменитые хореографы, как оказалось, из-под крыла Джона Кранко. Ноймайер, Форсайт и Килиан - неслабый набор учеников. Кранко, впрочем, и сам был очень даже. Бурно знаменит у него, правда, только "Онегин", козырная роль для балерин, считающих себя большими актрисами. Но "Ромео и Джульетта" и особенно "Укрощение строптивой" тоже очень достойные вещи. И бессменная Марсия Хайде прекрасна.

За душу, однако, меня взяла не она, а Эгон Медсен. Он входил в козырную четверку "артистов Кранко", и мэтр поставил «Инициалы Р.Б.М.Э.» как раз на своих любимцев - Ричарда Крэгана, Биргит Кайл, уже упомянутую Марсию Хайде - и Эгона Медсена.

Довольно редкая тема у человека - люди по-детски наивные и чистые. Могут быть ужасно смешны или очень трогательны, а то и одновременно. Глупые, горячие, опрометчивые, в чем-то неожиданно мудрые. При этом размах впечатляет - от Ленского в "Онегине" до фата Гортензио в "Укрощении строптивой". При полной естественности обоих.

Очень, очень серьезный Ленский. Который в первый раз друга и любимую девушку уже искренне простил.




Очень, очень стебный Гортензио.

Выход под окно любимой Бьянки. Длинный парень-ухажер, сильно напоминающий кардинала Ришелье в советском фильме, - молодой Иржи Килиан.



Ухаживание за любимой Бьянкой под предлогом "ах я весь такой учитель пения".



Финал, где мужики в полном соответствии с Шекспиром подзывают на спор своих жен - здесь Медсена и Килиана женили на женщинах свободного поведения, вот они их и пробуют свистнуть благоверных к ноге.

завтрак на траве

Имя человека — самый сладостный и самый важный для него звук на любом языке. Дейл Карнеги

Подарок от гекселя моей жизни.

"Татьяна Разумовская собрала целую коллекцию имен и фамилий еврейского происхождения. Дальше повествование самой героини.

Видимо, в прошлой инкарнации я была сорокой.
Не могу пройти мимо того, что блестит!
Когда я работала экскурсоводом в Пушкинских Горах и жила в деревенской избе, я записывала особенности псковского говора.
В Эрмитаже - вопросы экскурсантов.
А вот, оказавшись в Израиле, и по бюрократической работе, сталкиваясь с огромным количеством имён, я не смогла оставить в небрежении удивительные имена и фамилии и стала их коллекционировать.
Как сказал живущий в Иерусалиме поэт Александр Верник:
"при определённых обстоятельствах любое слово может стать еврейской фамилией".
Клянусь! - все имена-отчества - фамилии подлинные!"

Collapse )
я

Пратчетт

Думаю, он был одним из самых мудрых людей нашего времени.
Думаю, что знал о смерти очень-очень много. И что боялся смерти, потому что так много в его книгах об этом. И побеждал этот страх, потому что о смерти в его книгах часто очень смешно. А его Смерть - один из самых глубоких, умных, любящих и правильных его персонажей.
Еще он знал слова, которые могут каким-то волшебным образом немного облегчить в таких случаях боль, нисколько не уменьшив любви.

Хотя бы вот.
"— А теперь слушай меня, исполняющий обязанности констебля Детрит! — рявкнул Моркоу. — Если уж существует рай для стражников, а я надеюсь, он существует, исполняющий обязанности констебля Дуббинс находится сейчас там, он пьян как обезьяна, и держит в одной руке крысу, а в другой — пинту самого дорогого пойла Джимкина Пивомеса, и он смотрит вверх, на нас, и говорит: «Мой друг, исполняющий обязанности констебля Детрит, не забудет, что он — стражник. О нет, только не Детрит»."

Я надеюсь, ему хорошо там, в раю, куда попадают хорошие мудрые люди, и он смотрит вниз, на нас, и, как обычно, все понимает и умеет над этим улыбнуться.

Нам будет его очень, очень не хватать.