Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

я

(no subject)

Владелец данного ЖЖ ежедневно работает с больными людьми. А посему сей укромный уголок был вообще-то задуман как уютная будка, куда он сможет спрятаться и где больные идиоты не достанут. Однако что вышло, то вышло. С тех пор, как оно вышло, здесь введена премодерация, о которой вас официально и предупреждают. В переводе на русский это значит, что, если вы не френд, ваши комменты скрываются и будут обнародованы лишь в том случае, если заинтересуют *все равно, в хорошем или плохом смысле* хозяйку будки, то бишь меня.

Анонимы! Пожалуйста, подписывайтесь. А иначе вам рассчитывать не на что. Не только на ответ или открытие коммента, но даже и на прочтение. Хозяйке будки так нравится, а будка - ее.

Матерные, жаргонные и сильно иностранные выражения допускаются, но в качестве нечастых вкраплений и только у тех индивидуумов, которые виртуозно владеют остальными областями русской речи и успели это доказать хозяйке будки.

За попытки не интересного мне самовыражения или расхаживания по страницам моей скудной конурки в дезабелье (c) в качестве премодерационной меры обычно используется бан.

На сем предупреждающее "Гав!" из будки заверение в неизменной любви и заботе о проходящих мимо прошу считать завершенным.
я

"Парк", Мариинка, сегодня, Сергеев и Терешкина

Вот я их особенно нежно люблю за то. что с ними никогда ни разу не бывает скучно. Ни одного «Парка» одинакового у них не было. В прошлый раз вообще выдался абсолют. И мне было зверски интересно, что мастера подобного уровня делают после абсолюта. Что они не жалуют повторы, ясно уже давно. Что вечно стремятся замутить что-нибудь свежее, тем паче. Взять хотя бы финальную ЮиС прошлого сезона, когда Терешкина в желтом вышла не Смертью, но Жизнью — прекрасной, грубой, глумливой, неотразимой и мучительной. И все, что происходило с Сергеевым до петли, были не фигли-мигли с какой-то там парижанкой садистического толка, но самым настоящим сражением с реальной, а не идеализированной жизнью. А Смерть у Терешкиной от Жизни отличается примерно как Одетта от Одиллии. Никакой суеты, никакой горячности, даже, я бы сказала, забота на грани опеки. При этом человек-то один. 

Давно я подозревала, что смерть и жизнь в некотором роде всего лишь два лица одного Януса. Ну или как объясняла в свое время Ле Гуин про любовь и ненависть у крайне высокоразвитого общества, где оба понятия обозначались одним словом. Ибо противоположны не любовь и ненависть, но сильное чувство - его, чувства, отсутствие. 

Collapse )
я

"Парк", Мариинский, 23 марта

Хороший Парк, очень хороший. Садовники, правда, на сей раз удались заметно похуже, чем в памятном абсолюте прошлого года. Там все было незабываемо. Ночь, громко тикают часы, в полном и непоправимом одиночестве умирает душа. И четверка в черном стоит насмерть, не давая душе уйти. Совершенное выражение притчи, которую я уже как-то вспоминала именно по отношению к парковым ангелам — умерший человек оглянулся на свой жизненный путь и увидел, что рядом с его следами всегда были еще чьи-то, кроме самых тяжелых моментов. Почему же ты меня бросал? — спросил он своего ангела. Я не бросал тебя, я нес тебя на руках, ответил ангел. Вот именно так тогда, в Парке-абсолюте, было — нежнейше, как любимого ребенка, и непреклонно, единой черной стеной: пока мы здесь, ты не умрешь. Лучшие Садовники, виденные мною - Арсеньев, Демченко, Лященко, Бейшеналиев. Позавчера четверка была попроще, таких философий еще, вероятно, не понимающая. Походили не на реаниматологов, а скорее на патологоанатомов. Я бы, конечно, предпочла, чтобы ко мне теми самыми ночами, когда совсем хреново, являлся кто-нибудь понежнее и попроникновеннее. Но, полагаю, дело наживное.  Молодые, страстные, синхронные, а понимание со временем обычно приходит.

Collapse )
я

Джон Кранко, Эгон Медсен, Пушкин и Шекспир

Русская литература, как (пусть и не всем) известно, вышла из "Шинели". А западные знаменитые хореографы, как оказалось, из-под крыла Джона Кранко. Ноймайер, Форсайт и Килиан - неслабый набор учеников. Кранко, впрочем, и сам был очень даже. Бурно знаменит у него, правда, только "Онегин", козырная роль для балерин, считающих себя большими актрисами. Но "Ромео и Джульетта" и особенно "Укрощение строптивой" тоже очень достойные вещи. И бессменная Марсия Хайде прекрасна.

За душу, однако, меня взяла не она, а Эгон Медсен. Он входил в козырную четверку "артистов Кранко", и мэтр поставил «Инициалы Р.Б.М.Э.» как раз на своих любимцев - Ричарда Крэгана, Биргит Кайл, уже упомянутую Марсию Хайде - и Эгона Медсена.

Довольно редкая тема у человека - люди по-детски наивные и чистые. Могут быть ужасно смешны или очень трогательны, а то и одновременно. Глупые, горячие, опрометчивые, в чем-то неожиданно мудрые. При этом размах впечатляет - от Ленского в "Онегине" до фата Гортензио в "Укрощении строптивой". При полной естественности обоих.

Очень, очень серьезный Ленский. Который в первый раз друга и любимую девушку уже искренне простил.




Очень, очень стебный Гортензио.

Выход под окно любимой Бьянки. Длинный парень-ухажер, сильно напоминающий кардинала Ришелье в советском фильме, - молодой Иржи Килиан.



Ухаживание за любимой Бьянкой под предлогом "ах я весь такой учитель пения".



Финал, где мужики в полном соответствии с Шекспиром подзывают на спор своих жен - здесь Медсена и Килиана женили на женщинах свободного поведения, вот они их и пробуют свистнуть благоверных к ноге.

я

Постскриптум к недавнему дисклеймеру.

Что следует обязательно помнить, вынужденно имея дело с людьми без мозгов разной степени невзрослости, к тому же глубоко закомплексованными, а потому жаждущими высказать свое МНЕНИЕ хотя бы в инете, - что они обожают скандальчеги. Можно вообще ничего не писать про Мартина, но если время от времени пинать идиотов рассказывать фэндому, что на самом деле о нем думаешь, это приведет к двум забавным последствиям. Во-первых, посещаемость места, где безмозглые как следует оскорблены, сразу зашкалит и превысит все рекорды. Да шоб у меня да шесть с лишним тыщ посещений за сутки! Убиццо веником. Таких чудес я не припомню, даже когда счетчик, было дело, совсем сошел с ума. Ну, две тыщи после постов про Мартина или фигурное, я еще понимаю. Но подобное "прочел сам, обязательно заставь прочесть всех знакомых" разумному пониманию не поддается. Правда, идеально поддается вниманию психиатра, но это уж глубоко не мои терапевтические проблемы.

Во-вторых, меня чрезвычайно смешит то, сколько народу сразу сочло, что это, бесспорно, не про них. В том числе последние выпендрежники, художества коих прямо так буквами по экрану изложены, разве что прямых ссылок не дано.

Ну и, как понятно всякому более-менее пообщавшемуся с невзрослыми, когда они считают, что ругань не про них, они немедленно бегут общаццо с автором ругани. Конечно, количеству попыток связаться со мною пока далеко до шести тысяч, но все возможно в этом смешнейшем из миров. В одном аспекте жаждущие даже оказались мне полезны, ибо обратили внимание на то, что в недавнем дисклеймере пропущено. Ибо я, как обычно, почему-то наивно подумала, что оно и так по умолчанию ясно.

Но поскольку неясно, охохошеньки, так и быть, давайте проясним. Collapse )
я

История Вестероса с гендерной точки зрения.

Решили однажды три девицы из высшего света - брюнетка, блондинка и совсем блондинка, - устроить свою личную жизнь по своему разумению и без учета точки зрения любящих пап.

Кончилось все гражданской войной в Вестеросе и сменой династии.

Кто там говорит, что в средние века женщины играли подчиненную роль? Ну-ну. Подчиненную роль здесь играло почти все мужское население страны. В общем, мужчины были на полагающемся им месте, сказала бы настоящая эмансипэ.

(Очередное громадное спасибо и нежнейшая любофф c_a_r_i_e за.)
я

Глава пятая. Джон.

5. "Если слушать внимательно и достаточно долго, люди скажут больше, чем знают сами". Терри Пратчетт.

Люди любят говорить о себе. Причем, прошу заметить, всю дорогу. Спасает нас от полного и окончательного разоблачения не то, что мы великие конспираторы, но что наших проговорок другие не замечают, ибо заняты собой.

О себе говорят, даже когда обсуждают вроде как совершенно посторонние вещи. И даже если человек молчит, он все равно (и непрерывно) выдает информацию о себе, Шерлок свидетель. Я вообще считаю, что в большинстве случаев дыба и клещи для допроса совершенно не обязательны. Сложно, грязно, а главное - зачем? Обычно всего-то надо, что тихо постоять рядом и некоторое время внимательно послушать.

Разумеется, случается вранье, причем вранье, отработанное годами (для краткости назовем это маской), но тут есть свои способы.

Так что масса информации, полученная о Бене из двух с половиной трех его недлинных реплик (всего их в главе, правда, пятнадцать, но собственно о Бене всего одна, плюс две - о Ночном Дозоре и Бене как части организации), не должна нас удивлять.Collapse )
как молоды мы были

Петергофская телеграфная станция (6)

Итак, телеграммы.



В принципе их можно поделить по гендерному признаку. Мужчины отжигали на темы, близкие мужчинам. Чаще всего бедным образцовым телеграфским служащим приходилось разбираться со склонностью мужского пола выругаться, так сказать, в эфире. Что, понятное дело, не согласовывалось с Правилами Нравственными и телеграфистами отсеивалось.

Вот несколько примеров. Collapse )

Случалось, правда, что к словами присовокуплялись обещания соответствующего характера.

Collapse )

Касательно отношений с противоположным полом мужчины тоже обычно высказывались четко.

Collapse )

В делах рабочих тоже случалось всякое. Все же бывают разговоры и нетелефонные, то есть, простите, нетелеграфные.

Collapse )

Ругань, пусть и по делу, в адрес как начальства, так и телеграфа, тоже не очень приветствовалась.

Collapse )

Дела семейные.

Collapse )

А вот эмоциональноэ.

Collapse )

Мой личный лидер и абсолютный шедевр делово-разборочного жанра.

Collapse )

Что до праздников, особенно почему-то пасхальных, тут откалывали равно оба гендера.

Collapse )

Ну и чисто женское рукоделие, которое иногда всей станцией удавалось уговорить исправить, а иногда, однако, и нет.

Collapse )